Людвиг витгенштейн

Часть IV. Nur sehr wenig Ausdruck

* «Очень слабая экспрессия» — примечание Хиндемита к третьей части фортепианного концерта, написанного им по заказу Пауля Витгенштейна

При жизни самым влиятельным и известным отпрыском Карла и Леопольдины был их сын Пауль. Музыкальная известность пришла к нему после трагедии — на Первой мировой войне юноша потерял руку, но решил продолжить карьеру пианиста вопреки травме.

Рождество 1914 года Пауль Витгенштейн встретил в холодном вагоне для скота, медленно ползущем через Уральские горы в Сибирь. Русские взяли в плен 100 000 австро-венгерских солдат. Их переводили из Хелма в Минск, а оттуда в Киев, Москву, Петроград, пока, наконец, не оставили в Омске — в месте, известном под названием Крепость. В середине XIX века там отбывал наказание Федор Достоевский, он написал об этом времени повесть, вышедшую на английском под названием The House of the Dead, а русскому читателю известную как «Записки из мертвого дома». В Крепости, построенной для трехсот заключенных, содержалось более тысячи военнопленных — с ними обращались скверно, не вызывали врачей, не давали еды, не обеспечивали элементарных санитарных условий. Немецкий офицер Юлиус Майер-Грефе описывал это место: «Грязные лачуги, ледяная дыра, где легко заразиться тифом и другими болезнями, приволье для вшей. Крепость — это дно, низость, бесчестье России». Пауля, из-за его высокого статуса, периодически переводили в более приятные условия и даже разрешали гулять по городу. Влияние семьи стало в конце концов и причиной, по которой Витгенштейна отправили домой.

Вернувшись в Вену, Пауль решительно взялся за восстановление — каждое утро он гулял по лесу, учился завязывать левой рукой шнурки и галстук, расстегивать пуговицы, резать продукты, ездить верхом, плавать, писать. Он читал книги, издаваемые для вернувшихся с фронта, и постоянно практиковался. Он был не самым эмоционально стабильным человеком, еще до потери руки его подготовку к выходу на сцену описывали как истерическую: Пауль мог ломать мебель, биться о стены, заламывать руки. Он никогда не был ровным музыкантом, но, между тем, его решимости и упорству можно позавидовать — они сделали его имя известным.

Пауль Витгенштейн заказывал произведения для левой руки у Рихарда Штрауса, Бенджамина Бриттена, Мориса Равеля, Сергея Прокофьева, Пола Хиндемита. Витгенштейн был не самым приятным заказчиком, он часто критиковал полученные вещи и вносил в них свои правки, так что успел перессориться почти со всеми композиторами, но все же одно его качество было неуязвимо для критики — он щедро и принципиально платил за все, что получал, даже если решал никогда не использовать присланные партитуры. Равель всю оставшуюся жизнь жаловался на отношения с Витгенштейном — у них случилась крупная ссора, Витгенштейн настаивал, что исполнители не обязаны быть рабами, Равель не соглашался уступить ни ноты. Хиндемита Пауль просто не стал исполнять и небрежно оставил на ферме в Пенсильвании, где сочинение обнаружили восемьдесят лет спустя — Леон Флейшер устроил мировую премьеру этой работы в Берлине в 2004 году. Прокофьев вспоминал, что ему ответили совсем уж лаконично: «Благодарю вас за концерт, но я в нем не понимаю ни одной ноты и играть не буду».

Пауль Витгенштейн. Источник

Методики и практики

Результатом перемен явились методики и практики, в отличие от существующих теоретических основ. Сам мыслитель считал такой набор более полезным, чем теорию. Именно так, по его мнению, должна выглядеть дисциплина, приспосабливающаяся к изменениям в своём предмете. Поздняя философия Витгенштейна нашла поклонников в Оксфорде, Кембридже и положила начало развитию лингвистической философии.

Интересно то, что возникает большое количество противоречий при изучении системы философских взглядов, которую предложил Людвиг Витгенштейн. Книги мыслителя имеют большой разбег в оценках со стороны исследователей его трудов. Однако значение идей философа огромно, глубина его творчества захватывает.

Философия

В 1911 году Витгенштейн поступил в Кембридж, где был помощником и другом Бертрана Рассела.

После смерти отца в 1913-м молодой человек вошел в число богатейших европейцев. Состояние он разделил между родственниками, а некоторую часть денег пожертвовал творческим деятелям. Сам Людвиг снял этаж в деревенском доме в норвежской деревне Скьолден и написал работу под названием «Записки о логике».

Его исследования сопрягались с идеями относительно языковых средств. Он предлагал расценивать тавтологию в предложениях как истину, а противоречия — как ложь или не причислять их ни к одной из категорий.

В 1914 году Витгенштейн уехал добровольцем на фронт. Спустя 3 года он попал в плен и за время заключения написал «Логико-философский трактат». Труд опубликовали в 1921-м. Он имел успех в европейском профессиональном сообществе. К тому моменту Людвиг уже работал учителем в сельской школе.

Преподавательская деятельность на время сменилась занятостью в качестве садовника в монастыре. Затем ученый вновь занялся педагогикой в учебном заведении вблизи Траттенбаха. Здесь он написал новую книгу — детский словарь произношения и орфографии, ставший второй работой автора, опубликованной прижизненно.

В 1926 году он вернулся к работе над «Логико-философским трактатом», так как счел, что тот был неверно истолкован, а некоторые описанные суждения оказались неверными. Труд Витгенштейна, объединил семь афоризмов, дополненных пояснениями.

Основная идея заключалась в идентичности логической структуры языка и структуры мира. Он в понимании основоположника теории состоит не из объектов, а из фактов. Предложения становятся языковыми единицами. В соответствии с этой концепцией язык подчиняется законам логики и может быть формализован, а предложения, которые эти законы нарушают, бессмысленны. Одна из важных цитат трактата гласила:

Впоследствии у Витгенштейна появились новые идеи, раскрывающие язык как изменяющуюся систему контекстов, в которой могут присутствовать противоречия. Исходя из обновленной концепции, задача философии заключалась в создании ясных правил использования языковых единиц и искоренении противоречий.

Людвиг Витгенштейн и Бертран Рассел / @Desistfilm и @Russell

Как основатель течения лингвистической философии Людвиг Витгенштейн оказал большое влияние на формирование англо-американской аналитической философии. Кроме того, на основе его идей была создана теория логического позитивизма. Специалисты считают большим вкладом в логику со стороны ученого его «Заметки о цвете», в которых шла речь о языковых играх. Труды ученого были востребованными на родине и за рубежом. К его исследованиям обращался и советский философ Александр Зиновьев.

В 1929 году «Логико-философский трактат» зачли в качестве диссертации в Кембридже. Витгенштейн получил должность лектора в Тринити-колледже.

После аншлюса в 1938 году ученый стал гражданином Германии. В соответствии с Нюрнбергскими законами мужчину классифицировали как еврея. Философ и его родственники оказались в числе немногих из тех, кому Адольфом Гитлером был присвоен особый расовый статус. На это повлияли положение и финансовые возможности семьи. В 1939-м Людвиг получил британское гражданство.

В этот период ученый читал лекции по математике и философии в Кембридже, что на фоне военных сражений казалось ему невыносимым. В 1941 году он устроился санитаром в лондонскую больницу. Витгенштейн занимался доставкой лекарств из аптек под чужим именем и оставался в заведении инкогнито.

В 1947 году философ выступил перед коллегами из Оксфорда в обществе Джоуэтта. Он покинул Кембриджский университет и сосредоточился на писательской деятельности. Посетив Ирландию, Людвиг остался в Коннемаре. В 1949-м побывал в Нью-Йорке, навестив друзей. В этот период он написал «Философские исследования», опубликованные в 1953-м. Речь в книге шла об эксперименте под названием «Жук в коробке». Идея исследования заставляла задуматься о природе языка и формате озвучивания представлений о мире.

Скептическое решение

Вслед за Дэвидом Хьюмом Крипке различает два типа решения скептических парадоксов. Прямые решения растворяют парадоксы, отвергая одну (или несколько) предпосылок, которые к ним ведут. Скептические решения принимают истинность парадокса, но утверждают, что он не подрывает наши обычные убеждения и практики так, как кажется. Поскольку Крипке считает, что Витгенштейн поддерживает скептический парадокс, он придерживается мнения, что Витгенштейн предлагает скептическое, а не прямое решение.

Парадокс следования правилам угрожает нашим обычным убеждениям и практикам, касающимся значения, потому что он подразумевает, что не существует такой вещи, как означивание чего-либо посредством выражения или предложения. Джон Макдауэлл объясняет это следующим образом. Мы склонны думать о значении в договорных терминах: то есть о том, что значения обязывают или обязывают нас использовать слова определенным образом. Например, когда вы понимаете значение слова «собака», вы понимаете, что вам следует использовать это слово для обозначения собак, а не кошек. Но если не может быть правил, регулирующих употребление слов, как, очевидно, показывает парадокс следования правилам, это интуитивное представление о значении полностью подрывается.

Крипке считает, что другие комментаторы « Философских исследований» полагали, что аргумент частного языка представлен в разделах, следующих после § 243. Крипке возражает против этой точки зрения, отмечая, что вывод аргумента прямо сформулирован в § 202, который гласит: «Следовательно, невозможно подчиняться правилу« в частном порядке »: в противном случае думать, что кто-то подчиняется правилу, было бы то же самое, что подчиняться ему. . » Кроме того, в этом вводном разделе Крипке определяет интересы Витгенштейна в философии разума как связанные с его интересами к основам математики, поскольку оба предмета требуют рассмотрения правил и следования правилам.

Скептическое решение Крипке заключается в следующем: пользователь языка, который правильно следует правилу, не оправдывается никаким фактом, который выясняется о взаимосвязи между его кандидатом применения правила в конкретном случае и самим предполагаемым правилом (что касается Юма, то причинная связь между двумя события a и b не определяются каким-либо конкретным фактом, возникающим между ними, взятыми изолированно ); скорее, утверждение, что правило, которому следуют, оправдано тем фактом, что поведение, окружающее пример следования правилу кандидата (со стороны кандидата-последователя правила), соответствует ожиданиям пользователей других языков. То, что решение не основано на факте, касающемся конкретного случая предполагаемого следования правилу — как это было бы, если бы оно было основано на каком-то ментальном состоянии значения, интерпретации или намерения — показывает, что это решение является скептическим в том смысле, в котором Крипке указывает .

Завершение

«Меня не интересует возведение здания, я представляю себе основы всех возможных построек».

— Людвиг Витгенштейн

Дом был закончен к декабрю 1928 года, и семья собралась там в то Рождество, чтобы отпраздновать его завершение. Описывая произведение, старшая сестра Людвига, Гермина, писала: «Несмотря на то, что я очень восхищалась этим домом, я всегда знала, что не хотела и не могла бы жить в нем сама. Это действительно было скорее жилищем для людей. боги, чем для такого маленького смертного, как я «. Пол Витгенштейн , брат Людвига, не любил его, и когда племянник Маргарет пришел продать его, он, как сообщается, сделал это на том основании, что ей это тоже никогда не нравилось.

Сам Витгенштейн находил этот дом слишком строгим, говоря, что в нем хорошие манеры, но нет первобытной жизни или здоровья. Тем не менее он, казалось, был привержен идее стать архитектором: в Венской городской дирекции он был указан как «доктор Людвиг Витгенштейн, профессия: архитектор» в период с 1933 по 1938 год.

«У вас ужасный учитель»

Двадцать лет Витгенштейн отдал преподаванию в Кембридже, и все это время он не переставал удивлять студентов. Спустя много лет его подход к работе уже не кажется столь эксцентричным — теперь на каждом факультете философии обязательно найдется человек схожего склада ума. Но тогда его выступления за кафедрой регулярно превращались в шоу.

Вот так свое обучение у философа вспоминал американский ученый Норман Манкольм.

Преподаватель был весьма жесток к студентам, которые казались ему недалекими выскочками. Несколько его воспитанников после семинаров отказывались продолжать обучение. В будущем они становились кем угодно, но стремились держаться от философии как можно дальше. Наверное, очень не хотели иметь малейшую возможность еще раз встретиться с Людвигом в одном помещении. Зато из них получались хорошие психиатры, механики и работники заводов.

С началом Второй мировой войны работа Витгенштейна в Кембридже остановилась. Студенты уходили в армию, профессура разъехалась по другим университетам. В этих условиях философ вновь посчитал свою работу бесполезной. На фронт его не взяли, поэтому новое дело Людвига нашлось в медицине. Он продолжил философствовать в лондонском госпитале, куда его определили санитаром. Одна из главных звезд европейской науки разносила раненым таблетки. 

Когда Витгенштейн вернулся в Кембридж, его встретили грязные стены, окна в затемнении и пыль на древних деревянных лавках. Именно в таких унылых декорациях в 1946 году состоялась легендарная встреча с Карлом Поппером. Ее место точно известно — Кингз-колледж, корпус Гиббса, второй этаж, аудитория H3. Камин стоит на том же месте. Известно даже, что Карл Поппер перед семинаром пил китайский черный чай с лимоном, а Людвиг Витгенштейн пришел в брюках с пузырями и сияющих от мастики башмаках. 

Дальше точной хронологии нет. Она различается в официальной стенограмме и конспектах студентов. Мы приведем только один из вариантов — самый неказистый и потому реалистичный.

По своей обыденной привычке Людвиг сел у камина, где и заслушивал доклад оппонента. Их полемика началась с того, что Поппер отверг тезис Людвига об отсутствии каких-либо проблем в философии. Именно в этот момент в руках героя легенд появилась кочерга, которую он нервозно крутил в руках.

Секретарь собрания отмечает: «Аудитория не убеждена примерами Поппера. Атмосфера напряженная. Необычайный полемический накал. Повышенные тона». Присутствующий в аудитории Бертран Рассел просит его положить кочергу. Витгенштейн повинуется и говорит свои последние слова.

Витгенштейн срывается. Кадр из анимационного фильма «Тетраграмматон».

По аудитории проносятся тихие смешки. Людвиг замолкает. После этого он покидает помещение, громко хлопнув дверью. Мероприятие продолжается без него. Эта, казалось бы, житейская история, останется самым популярным философским мифом.

В скором времени Людвиг Витгенштейн прекратит преподавательскую деятельность и выйдет на пенсию. До конца своих дней он будет продолжать работу над вторым научным трудом — «Философскими исследованиями». В них он косвенно признает, что ошибался, работая над «Трактатом» — философии еще есть о чем говорить и рассуждать. Текст опубликуют только после смерти Витгенштейна, и он снова произведет фурор.

Сегодня такая карьера кажется немыслимой. Всего две опубликованных работы на десятки лет научных изысканий — ни один университет не будет держать такого неэффективного сотрудника. Но за пределами философии Людвиг успел попробовать в жизни все. Если что-то было им упущено, то биографы это исправили анекдотами и небылицами. 

Последняя игра Витгенштейна, описанная им в «Философских исследованиях». Увидевший утку не поймет увидевшего кролика.

Кочергу Витгенштейна очень быстро потеряли. Поговаривают, профессор Кембриджа Ричард Брейтуэйт спрятал ее, чтобы избежать наплыва любопытствующих. Вместо материального предмета она превратилась в языковую игру — Людвиг своим детищем мог бы гордиться. Сейчас она существует в виде своеобразного мема, появляясь в виде граффити на стенах университетов, в шутках и на экране. 

Личная жизнь

Витгенштейн состоял в романтических отношениях как с женщинами, так и с мужчинами. Помогая сестре в строительстве дома в Вене в период с 1926 по 1928 год, он познакомился со шведкой Маргаритой Респингер. Пять лет девушка стойко переносила аскетический образ жизни партнера, но последней каплей стала поездка в Норвегию. В ней Респингер поняла, что не сможет стать женой философа, и покинула его.

Людвиг Витгенштейн и Дэвид Пинсент

В числе избранников Людвига называют Дэвида Пинсента, с которым философ был в отношениях в 1912-м, Фрэнсиса Скиннера, его партнера в 1930-м, и Бена Ричардса, фигурировавшего в личной жизни австрийца в 1940-х.

Личность, поражающая глубиной и неординарностью

Витгенштейн старался в своей жизни подражать Христу. Конечно, трудно назвать его полностью осознанным христианином, так как это предполагает чётко ориентированное религиозное мышление, основанное строго на Евангелие и догматическое богословие. Другими словами, он не был воцерковлен. Он философ – неординарный, но всё же философ. А философия сама по себе предполагает лишь поиск истины, размышление о ней и путях к раскрытию тайн мироздания. Христианство же, наоборот, утверждает, что истина – это Христос, и нет нужды в поисках каких-либо путей и смыслов чего бы то ни было: всё во Христе, Он — альфа и омега, закон и смысл бытия человека.

Его не сильно любили начитанные, напоказ правильные учёные-философы и мыслители. Зато его обожала детвора. Витгенштейн отличался мудростью, добротой, терпимостью и искренностью. Работая в глухой австрийской деревне учителем, он поразил их однажды своими знаниями в инженерии, когда отремонтировал деревенскую фабрику. Он всегда выделялся из толпы. Когда Гитлер пришёл к власти, он во всеуслышание заявил о том, что является евреем, хотя это было лишь частично правдой. Он изучал русский язык и был достаточно успешен в этой области, благодаря чему и стал читать Достоевского, Толстого

Личность Людвига слишком яркая, поэтому внимание к его биографии и трудам не угасает, а споры понемногу продолжаются…

Часть I. Symphonia domestica

* «Домашняя симфония» Рихарда Штрауса

Философ Людвиг Витгенштейн считал, что его брат Пауль, известный пианист, несмотря на прекрасную технику и постоянную практику, все же не мог превзойти игру настоящего гения — их старшего брата Ганса. На детских фотографиях у Ганса угловатая голова и косоглазие. Его считали странным, особенным, застенчивым, с трудом поддающимся воспитанию. Первое слово, которое Ганс сказал — «Эдип». Как многие дети саванты, чрезвычайно талантливые в одной исключительной области, он страстно увлекался математикой и музыкой. В четыре года он способен был определить эффект Доплера, когда высота звука проносящейся мимо сирены падала на полтона, а в пять закатил истерику, когда два духовых оркестра на разных концах карнавальной процессии одновременно заиграли два марша в разных тональностях.

Математик Фрэнк Рэмси, друг Людвига, в своей рецензии на «Логико-философский трактат» не без иронии заметил: «То, что мы не можем сказать, мы не можем сказать, и мы не можем это насвистеть». Здесь обыгрывается последняя фраза витгенштейновского «Трактата»: «О чем невозможно говорить, о том следует молчать». Нелепый глагол «свистеть», вероятно, был выбран автором неслучайно. Людвиг, не владевший никакими музыкальными инструментами, хранил в памяти огромные куски партитур, обладал безупречным слухом и способностью к впечатляющему… свисту. В Кембридже вспоминали, как он насвистывал сольную партию концерта, когда пианист играл оркестровую. Рэмси, возможно, указывал и на то, что Витгенштейны часто пользовались музыкой, когда не знали, о чем и как сказать.

Людвиг был придирчивым слушателем — как-то он прервал репетицию Rosé String Quartet, чтобы сообщить, что они неправильно исполняют квартет Шуберта. Его брат-пианист знал об этом. Известен эпизод, когда Пауль, прекратив играть, вдруг вышел в соседнюю комнату и начал кричать на Людвига: «Я не могу играть, когда ты дома, я чувствую, как твой скептицизм сочится ко мне из-под двери». Надо сказать, что несмотря на достаточно теплые отношения между ними, Пауль тоже не воспринимал всерьез увлечение Людвига философией. Как и все остальные братья и сестры, он считал, что это невинная прихоть, допустимая шалость, не более того. «Schmarren!» («Чепуха!») — отзывался об этом Пауль. И все же, выпустив «Логико-философский трактат», Людвиг послал его брату с подписью: «Моему дорогому брату Паулю на Рождество 1922 года. Если книга бесполезна, пусть она скоро исчезнет без следа».

Логико-философский трактат. Источник

Ганс сбежал от семьи в 1901 году. Отец заставлял его работать на заводах Богемии и Германии, но юноша стремился заниматься музыкой. Подробности его жизни, равно как смерти, известны плохо. Говорили, что он жил в Латинской Америке, в США, на Кубе, что его видели то тут, то там. Имени Ганса не сохранил ни один список пассажиров, уплывающих в Новый свет. Все, чем располагают исследователи — короткая заметка в Neues Wiener Tagblatt от 6 мая 1902 года: «Промышленника Карла Витгенштейна постигло ужасное несчастье. С его старшим сыном Гансом (24 лет), находившемся на учебе в Америке около трех недель, произошел несчастный случай при катании на каноэ». Говорили, будто он исчез с лодки. Никто при этом не сомневался, что Ганс совершил самоубийство.

Другой сын, Рудольф, совершивший суицид два года спустя, также решил сделать это в начале мая. Суицид одного ребенка еще можно было бы считать невезением или грубой ошибкой, но двое — это почти привычка. К сожалению для Витгенштейнов, двумя сыновьями дело не ограничилось.

Дилемма с пропеллером

Преддверием своего пути в философию Витгенштейн считал один случай из детства. Восьми- или девятилетним мальчиком он стоял на пороге дома и мучительно размышлял: «Зачем люди говорят правду, когда врать гораздо выгоднее?»

Правду сказать, юный Людвиг не имел наклонности ни к чему, кроме техники. В шесть лет он сконструировал швейную машинку. Страсть к всевозможным механизмам, техническим приспособлениям и ремеслам осталась в нем на всю жизнь. «В Тринити-колледж Витгенштейн как-то брал меня с собой, чтобы взглянуть на один хорошо работающий туалет и изучить его конструкцию», вспоминает Норман Малкольм. «Даже в последние годы своей жизни, пишет финский логик Георг фон Вригт, он мог провести целый день среди своих любимых паровых машин в музее Южного Кенсингтона». Ученые дамы были предметом его особенного безразличия. «Но он был очарован, увидев миссис Летти Рэмси за каким-то сложным шитьем, захотел понаблюдать за ней и узнать, как это делается», вспоминает одна из знакомых Людвига.

Философия стала для Витгенштейна последствием чересчур пристального внимания к техническим вопросам. По окончании школы в 1906 году он собирался учиться у знаменитого физика Людвига Больцмана. Но учеба не состоялась: Больцман покончил с собой. И Витгенштейн всерьез увлекся воздухоплаванием. Учась на инженера в Манчестере, он сосредоточился на расчете пропеллера. Это оказалось сложной задачей, заставившей его заинтересоваться логическими основаниями математики. Так в 1911 году Витгенштейн попадает в Кембридж к Бертрану Расселу. Со слов последнего, по прошествии месяца их разговоры стали касаться другого вопроса:

Скажите, пожалуйста, круглый ли я идиот или нет?

Друг мой, я не знаю. А почему вы спрашиваете?

Потому что, если я круглый идиот, я стану воздухоплавателем. А если нет философом.

Сомнения обоих собеседников в совершенной гениальности Витгенштейна отпали к следующему лету. «Снежная лавина его интеллекта заставляет меня казаться себе маленьким снежком, записывает Рассел. Он говорит, что каждое утро начинает работу с надеждой и оканчивает ее каждый вечер в полном отчаянии». Рассел волнуется, как бы Витгенштейн не покончил с собой. Но Людвига терзает мысль о смерти совсем поиному. Его мучит нестерпимый страх, что внезапная смерть помешает ему закончить что-нибудь великое. Первый ученый доклад Витгенштейна в Клубе моральных наук в Кембридже раскрывал тему «Что такое философия?» и отличался царственной краткостью. Он продолжался четыре минуты.

Грянувшая в 1914 году мировая война изменила жизнь друзей. За несвоевременный пацифизм Бертран Рассел сел в тюрьму. Витгенштейн, подданный австро-венгерской монархии, освобожденный от военной службы по состоянию здоровья, пошел на фронт добровольцем. Там же в Галиции он приобрел «Краткое изложение Евангелия» графа Льва Толстого. Этическое учение позднего Толстого, развивавшее идеи противодействия злу как заблуждению, непротивления ему насилием и бескорыстного служения людям, произвело на Витгенштейна огромное впечатление. Много лет спустя он говорил о Толстом: «Вот настоящий человек. У него есть право писать». Выдающийся немецкий логик Фреге писал Витгенштейну на фронт беспокойные письма, волнуясь о том, хватает ли у него времени для занятий логикой. В начале лета 1916 года Витгенштейн, по всей видимости, угодил в самое пекло Брусиловского прорыва русских, стоившего Австро-Венгрии полтора миллиона ее солдат. Об этом можно догадываться по перерыву в его дневниковых записях. Они начинаются вновь с жалобы на то, что он потерял нить своего математического рассуждения.

Философ закончил войну на горе Монтекассино в окрестностях Неаполя. Досуг итальянского плена позволил ему дописать книгу, названную им «Логико-философский трактат». По старой дружбе Рассел попытался было написать предисловие. Такая рекомендация из уст маститого философа открывала дорогу сочинению никому не известного автора. Витгенштейн объявил предисловие Рассела поверхностным и неверным, искажающим его мысль, и отказался публиковать свою книгу с таким предисловием. «Горд, как Люцифер», бурчал Рассел. Собственное предисловие Витгенштейна оканчивалось словами: «Истинность изложенных здесь мыслей кажется мне неопровержимой и окончательной». Все основные философские вопросы были по возможности решены. Так что заниматься философией гений больше не намеревался.

Книги (6)

Голубая и коричневая книги. Предварительные материалы к «Философским исследованиям»Раздел: Философия

В данном издании публикуются лекции и заметки Людвига Витгенштейна, явившиеся предварительными материалами для его «Философских исследований», одного из главных философских произведений XX века.

«Голубая книга» представляет собой конспект лекций, прочитанных Витгенштейном студентам в Кембридже в 1933-34 гг. «Коричневая книга» была также надиктована философом его кембриджским ученикам. Именно здесь Витгенштейн пытается в популярной форме рассказать о ключевых для его поздней философии темах, а также дает подробный перечень и анализ языковых игр (в дальнейшем он не будет останавливаться на их детализации столь подробно).

Голубая и коричневая книги«, классические тексты позднего Витгенштейна, дают нам возможность окунуться в необычный философский «поток сознания» и из первых рук узнать о размышлениях человека, который коренным образом изменил ход современной философии.

Далее »

Заметки о философии психологии. Том IРаздел: Философия

«Заметки о философии психологии. Том I» работа Л. Витгенштейна, созданная им в период с мая 1946 по май 1949 и почти целиком посвященная философско-психологическим и языковым проблемам восприятия, понимания, памяти, сновидения и т.д.

В «Приложении» помещена краткая интеллектуальная биография Витгенштейна, написанная Вадимом Рудневым.

Далее »

Избранные работыРаздел: Философия

Издание включает «Логико-философский трактат», а также «Коричневую книгу» и «Голубую книгу», бывшие подготовительными материалами к главной работе Витгенштейна позднего периода — «Философским исследованиям».

Цель этой книги — попытка разобраться в одном из самых сложных произведений мировой философии. Не менее сложных, чем Библия, «Бхагавадгита», «Даодедзин» или «Алмазная сутра». Не случайно я называю здесь восточные тексты, потому что по своей структуре «Трактат» тяготеет, как это ни покажется парадоксальным, к утонченному креативному мифологическому мышлению. Последнее не раз отмечалось в литературе (см., например, ). Конечно, этот феномен будет обсуждаться применительно к каждому подходящему случаю из комментируемых нами в «Трактате». Сложность здесь в том, что, безусловно, Витгенштейн в «Трактате» построил некое подобие стройной логической системы, альтернативной системам Фреге и Рассела-Уайтхеда, но, как не раз подчеркивал Витгенштейн в письмах к друзьям (П. Энгельману, Л. Фон Фикеру), главным в «Трактате» является не логика, а то, что находится за ее пределами.

От переводчика и комментатора издания В. Руднева.

Далее »

Философские исследованияРаздел: Философия

Книга «Философские исследования» была опубликована после смерти Витгенштейна. Как он пишет в предисловии, она была составлена из мыслей, замечаний и высказываний, которые часто перескакивают с одной темы на другую.

Поскольку она состоит в основном из мысленных экспериментов и словесных игр, ее гораздо проще читать, чем другие работы автора.

Далее »

Философские работы. Часть 1Раздел: Философия

Логико-философский трактат. Философские исследования. О достоверности. Культура и ценность.

Вниманию читателей предлагается первое в России собрание важнейших трудов Людвига Витгенштейна (1889 — 1951), одного из наиболее оригинальных и глубоких мыслителей прошлого века. Перевод с немецкого Козловой М. С., Асеева Ю. А.

Далее »

Философские работы. Часть 2Раздел: Философия

Замечания по основаниям математики.

Данный том продолжает публикацию работ Витгенштейна в серии Феноменология. Герменевтика. Философия языка и включает работы философа, посвященные основаниям математики.

Далее »

Исследования проблем философии

Работая учителем в сельской школе, Людвиг Витгенштейн мыслил, что все основополагающие вопросы философии, затронутые в трактате, были решены. Но уже в 1926 году молодой учёный понял, что его труд истолковали неправильно, а некоторые идеи ошибочны. Тогда он вернулся в Кембридж и снова занялся философией. После этого мыслитель до самой смерти (1951) трудился над разработкой нового языка философии. Именно в этот период была написана работа «Философские исследования», которую опубликовали лишь после смерти автора, в 1953-м. Труд относят уже к поздним изысканиям философа. К тому же периоду принадлежат работы «Голубая книга» и «Коричневая книга» (1958).

Философ Людвиг Витгенштейн, биография которого говорит о неординарной и яркой личности, оставил глубокий след в истории философской мысли. Его сравнивали с Сократом, а он сам впечатлял современников даже больше, чем его труды.

Комиссия

В ноябре 1925 года Стонборо-Витгенштейн поручил Энгельманну спроектировать большой таунхаус. Позже она пригласила своего брата Людвига Витгенштейна помочь с дизайном, отчасти чтобы отвлечь его от скандала вокруг инцидента с Хайдбауэром в апреле 1926 года: Витгенштейн, работая учителем начальной школы, ударил мальчика, который впоследствии потерял сознание. .

Витгенштейн работал над Haus Wittgenstein с 1926 по 1929 год.

Первоначальным архитектором был Пауль Энгельманн , человек, которого Витгенштейн познакомился, когда учился на офицера артиллерии в Оломоуце . Энгельманн спроектировал запасной модернистский дом в стиле Адольфа Лооса : три прямоугольных блока. Витгенштейн проявил большой интерес к проекту и планам Энгельмана и вложил себя в проект более двух лет до такой степени, что сам Энгельманн считал Витгенштейна автором конечного продукта. Он сосредоточился на окнах, дверях, дверных ручках и радиаторах, требуя, чтобы каждая деталь была точно такой, как он указал, до такой степени, что все участники проекта были исчерпаны. Когда дом был почти закончен, он поднял потолок на 30 мм, чтобы комната имела точные пропорции, которые он хотел.

Один из архитекторов, Жак Гроаг , написал в письме: «Я прихожу домой очень подавленный с головной болью после дня самых ужасных ссор, споров, досад, и это часто случается. В основном между мной и Витгенштейном».

Во пишет, что Маргарет в конечном итоге отказалась платить за изменения, которые требовал Витгенштейн, поэтому он купил себе лотерейный билет в надежде заплатить таким образом. На разработку дверных ручек у него ушёл год, на радиаторы — еще один. Каждое окно было закрыто металлической сеткой весом 150 кг, которую перемещал шкив, разработанный Витгенштейном. Бернхард Лейтнер, автор книги «Архитектура Людвига Витгенштейна» , сказал о ней, что в истории дизайна интерьеров едва ли есть что-либо сопоставимое: «Это так же гениально, сколь и дорого. Металлический занавес, который можно опустить в пол».