Виктор баранов: биография, творчество, карьера, личная жизнь

Фальшивые деньги (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Напечатав партию крупных купюр, криминалист-изобретатель решается сбыть их как можно скорее. Около года мужчина занимался фальшивками, сбывая их в разных местах Советского Союза.

К слову, на этом деле он не разбогател. Став обладателем машины, Виктор Иванович продолжал трудиться ради искусства, а не обогащения. Он просто не знал, на что тратить свои купюры!

Один раз с ним произошел такой казус. Баранов забыл портфель, полностью набитый подлинными банкнотами, возле пожилой продавщицы помидоров. Естественно, что когда мужчина вернулся за кейсом, старушки и след простыл! Вот так был обворован фальшивомонетчик.

Изготовив несколько партий, Виктор Иванович решил завязывать с нелегальным печатанием. Он разобрал станок, чтобы выкинуть детали, но…

Забытый претендент на первенство

Самым известным отечественным фальшивомонетчиком считается недавно скончавшийся уголовник Виктор Баранов. Его криминальный талант расцвел при советской власти. Художник и изобретатель-самоучка сумел  кустарным способом наладить печать фальшивых советских денег высокого качества. Баранова задержали в 1977 году с чемоданом поддельных банкнот, а потом обнаружили его лабораторию. По мнению Журавлева, Баранова все-таки обошел более серьезный конкурент.

— Есть такой дагестанец азербайжданского происхождения Рамазан Долдолов — умелец-самородок. Он получил внушительный срок в одной из республик Советского Союза. После отбытия наказания вернулся в Дагестан. Мы вышли на него в 2012 году. Причем поймали его по чистой случайности, — рассказывает Журавлев.

У преступника возникла бытовая ссора с сожительницей, а соседи вызвали полицию. Наряд выехал на место дебоша и с удивлением обнаружил в жилище типографию по производству денег.

купюры_1

Ориентировки на подозреваемых в фальшивомонетничестве

Фото: Иван Петров

— Рамазан был очень опечален тем, что Баранов так разрекламирован, а он — в тени, — рассказывает Журавлев. — Он гордился тем, что непростой жулик, с его слов, — даже вертолеты проектировал в Турции. Хвастал тем, что его фальшивые купюры не отличались от настоящих даже по весу. Он был настолько увлечен процессом, что постоянно экспериментировал, пытался довести свои подделки до совершенства.

Стоит пояснить, что привлечь человека за изготовление поддельной купюры практически невозможно, ответственность наступает лишь при попытке сбыта.

— Долдолова мы привлекли к уголовной ответственности с большим трудом — у него нашли много различных клише под печать банкнот, оборудование, но напечатанных с их помощью денег в квартире не было. Обнаружилось несколько подделок — 100 долларов, но клише под них Долдолов не хранил. И все-таки нам удалось найти идентичную подделку в одном из банков. Эксперты нам дали заключение, что фальшивка изготовлена Долдоловым на его оборудовании. Так удалось осудить его повторно, — говорит сыщик ГУЭБиПК.

Личная жизнь фальшивомонетчика Виктора Баранова

На момент своего ареста за подделку денежных знаков Виктор Иванович был женат. Были ли у пары дети – неизвестно доподлинно. После вынесения приговора жена подала на развод, а получив его, буквально забыла о бывшем супруге.

Виктор Баранов освободился в 1990 году, вернулся в Ставрополь, через некоторое время вновь женился. Некоторое время он трудился на местном заводе «Аналог», потом попытался открыть собственное производство духов, но разорился.

Сейчас один из лучших в мире фальшивомонетчиков живет в общежитии города Ставрополь со второй женой. Чем он занимается — неизвестно. Но вряд ли он вновь выпускает деньги или что-то изобретает.

Интерес к деньгам

В Ставрополе, где в обычной школе учился будущий криминальный гений, он всегда был на хорошем счету у учителей. До пятого класса Витя Баранов ходил в круглых отличниках, да и поведением всегда отличался примерным. В числе его любимых школьных предметов было рисование… Парень ходил в художественную школу, писал красивые закаты… А лучше всего у него получались копии с известных картин — «Аленушка» Васнецова, «Утро в сосновом лесу» Шишкина и других.
После армии Виктор работал одно время экспедитором в Ставропольском крайкоме партии. И дважды даже отвозил ночью домой с работы Михаила Горбачева — в ту пору третьего секретаря комитета по комсомольской работе.

Изобретатель закрывался в своем сарае на ставропольской улице Железнодорожной и работал буквально день и ночь. Плоды этой работы можно увидеть сегодня в музее МВД. Целую комнату занимает барановская «экспозиция», которую везли в Москву ни много ни мало — на двух КамАЗах!

Опять двадцать пять

Король фальшивомонетчиков решил замахнуться на четвертной — самый защищенный и самый, по мнению Баранова, красивый казначейский билет СССР. «Если б рубль был самый защищенный, я бы рубль сделал», —
говорит Виктор Иванович, и мы ему верим. Не жадность погубила короля фальшивомонетчиков, а гордыня.
По уже знакомой технологии он мастерски воссоздал купюру и, напечатав достаточное количество денег (по предположениям милиции, около 5000 рублей), отправился сбывать их в Крым. И тут случился казус. Купив в Симферополе на улице у какой-то бабушки помидоры, он пошел к телефонной будке звонить, забыв портфель с деньгами. Уже отойдя на приличное расстояние, он понял, что произошло, и бросился назад. Но ни бабушки, ни тем более портфеля на месте не оказалось. Таким образом, торговля помидорами принесла в тот день шустрой жительнице Симферополя 5000 рублей чистого навара. А убитый горем Баранов отправился назад в Ставрополь запускать станок по новой.

Именно при создании новой партии четвертных маэстро допустил роковую оплошность. Закрепляя клише для создания защитной сетки, Баранов не обратил внимания на то, что клише перевернуто. В результате, отпечатав деньги, он обнаружил, что в месте, где у волны должен быть подъем, оказался спуск. Посчитав, что этого никто не заметит, он решил не браковать партию. Однако в одном из банков, куда в конце концов попала такая купюра, зоркий кассир разницу заметил и поднял тревогу. С этого момента, как пишут в триллерах, жить на свободе Баранову оставалось считанные месяцы.

«К моменту ареста у меня было разобрано все оборудование, — рассказывает он. — Собирался проехать по прудам и озерам и разбросать его там по частям. Не выкинул только потому, что апрель, грязь, не проедешь. И слава богу. А то пришлось бы водолазам искать эти части на дне водоемов».

Из Ставропольского СИЗО Баранова перевезли в Москву, в Бутырку. Ежедневно его навещали специалисты, которым он в течение двенадцати следственных экспериментов демонстрировал победу человеческого разума над Гознаком.

Технолог Гознака писал в своем заключении: «Изготовленные Барановым В. И. поддельные денежные билеты достоинством 25 и 50 рублей внешне близки к подлинным купюрам и трудно опознаваемы в обращении. Именно поэтому данная подделка являлась очень опасной и могла вызвать недоверие населения к подлинным денежным знакам».

Виктор Иванович охотно делился своими наработками. Двенадцать лет он таился, и вот наконец появились люди, способные оценить его талант и титанический труд. Король фальшивомонетчиков с радостью выдал рецепт своего раствора, травившего медь в несколько раз быстрее, чем это делалось в Гознаке (под именем «барановского растворителя» он использовался в производстве следующие 15 лет).

Для министра МВД Щелокова Баранов на десяти листах изложил рекомендации по улучшению защиты рублей от подделок… Наверное, еще много чего полезного сообщил Виктор Иванович компетентным органам, если учесть, что расстрельную статью ему заменили колонией, при этом дали на три года меньше максимального срока. «Мало денег напечатал, — предлагает свое объяснение гуманности суда Баранов. — А то расстреляли бы. Но знаете, что я вам скажу: лучше бы расстреляли. Я бы не мучился одиннадцать лет, когда руки трясутся от голода, снег, мокрые ноги и десять машин с бетоном, которые надо перекидать лопатой. Каждый день». На самом деле напечатал Баранов немало. порядка 30 000 рублей, но лишь малую толику этих денег он пустил в оборот, большая часть так и оставалась в сарае.

Срок Баранов отбывал в колонии особого режима Димитровграда Ульяновской области. Как настоящий пассионарий, он проявил свои таланты и там: «Я в газету писал. Выиграл однажды в конкурсе на лучшую статью по всем ИТК. Мне тогда прислали премию — 10 рублей. Был и режиссером — возглавлял самодеятельность. Хор у нас был триста с лишним человек, первые места семь лет подряд занимали». Декорации для своих постановок, будь то пулемет «Максим» или герб СССР, мигающий лампочками в такт декламируемым стихам, Баранов тоже делал сам.

Арест

Поддельные банкноты на финансовом рынке обнаружили не сразу – слишком качественно были выполнены фальшивки. Но однажды обычный банковский сотрудник заметил фикцию, и вся служба Госбезопасности была поставлена на ноги для поисков наглого правонарушителя.

Интересна была рабочая версия фальшивопечатания. КГБ утверждало, что за липовыми банкнотами стоит США. Однако со временем эту гипотезу пришлось отвергнуть, так как было определено, что локализация поддельных денег находится в Ставропольском крае.

В один из обычных весенних дней фальшивомонетчик был арестован. По словам Баранова, в его задержании принимали участие… два его напарника-офицера. Дело в том, что в то время правонарушитель работал внештатным водителем ОБХСС, поэтому часто возил работников данного учреждения по служебным делам.

Вторая сторона жизни скромного водителя Виктора Баранова

Чем занимался Виктор в сарайчике на заднем дворе своего дома, не знала даже его супруга. Мужчина не употреблял спиртное, не погуливал «по соседкам», работал. Женщина не видела ничего странного и страшного в том, что он увлечен своими изобретениями в свободное от работы время. И, как оказалось, напрасно.

Никто и не подозревал, что у штатного водителя гаража Райкома КПСС Ставропольского края на заднем дворе есть и лаборатория, и производственный цех по изготовлению билетов советского Госзнака. Интересно и удивительно еще и то, что первые купюры, созданные им, превосходили по качеству оригиналы. Виктору Ивановичу даже пришлось искусственно снижать это качество, чтобы деньги стали более реалистичными и менее отличными от настоящих.

Даже если кто-то случайно входил в сарайчик Баранова, он и подумать бы не мог, что там расположена лаборатория фальшивомонетчика. Станки для производства купюр были скрыты от посторонних глаз. На виду же стояли слесарный станок и оборудование для проявки, печати фото – еще одного хобби умельца.

Вскоре после «выпуска» первой партии купюр Баранов понял, что ему этого недостаточно. Хотелось признания, оценки его деятельности, как говорится, со стороны. И он нашел способ удовлетворения – начал разменивать поддельные деньги на ближайшем рынке. «В семью» мужчина доход, полученный таким путем, не приносил. Жене он отдавал только зарплату, а иногда случайные «калымы». Доход от своего хобби Виктор Иванович тратил на покупку красок, станков и расходников. Милиционерам, которые делали обыск в его доме после ареста, предстала грустная картина – Баранов жил более чем скромно, у его семьи не было даже телевизора.

Своим арестом Виктор Баранов был не раздосадован, а даже доволен. Он прямо так и заявил милиционерам, задержавшим его – «Я фальшивомонетчик!». На суде был вынесен приговор – 12 лет заключения. В местах заключения Баранов стал авторитетом, ему благоволили даже «воры в законе». Технологии, которые он применял в своем сарайчике, были внедрены в производственные процессы на Госзнаке. Более того, его рекомендации были использованы для повышения уровня защиты купюр. Но после освобождения признания он не получил, живет вновь уединенно и скромно.

Слишком хорошие подделки

С точки зрения правоохранительных органов, эта история началась в середине 70-х. К 1977 году в 76 регионах СССР, от Вильнюса до Ташкента, было выявлено 46 фальшивых купюр пятидесятирублевого номинала и 415 — двадцатипятирублевого, имевших, по заключению экспертов, единый источник происхождения. Исключительно высокое качество подделок заставило контрразведку подозревать ЦРУ, которое, конечно, легко могло печатать рубли фабричным способом в США, а затем через агентуру распространять в СССР. Наряду со шпионской проверялась и традиционная версия — предполагали, что фальшивомонетчики получили технологии прямо из Гознака. Более пятисот сотрудников предприятия почти год находились под круглосуточным наблюдением КГБ, пока повторная экспертиза не установила, что Гознак здесь ни при чем, просто кто-то в стране слишком хорошо разбирается в процессе печати денег.

Контрразведка с сожалением оставила идею разыскать в СССР американских сеятелей, разбрасывающих ассигнации, и КГБ с МВД сосредоточились на поисках группы фальшивомонетчиков внутри страны.
Постепенно удалось определить, что на юге России высококачественные подделки появляются чаще, чем в других регионах. Затем круг поисков сузился до Ставрополья, где за три месяца 1977 года было выявлено сразу 86 поддельных двадцатипятирублевок. И наконец, благодаря бдительности продавца-адыгейца, был схвачен первый, как считали силовики, член преступной группировки.

«Я — фальшивомонетчик!»

В середине 70-х годов правоохранительные органы были уверены — в СССР орудует банда профессиональных фальшивомонетчиков. По всей стране то и дело всплывали поддельные денежные купюры, причем очень высокого качества. Ходили самые разнообразные версии: от козней США до махинаций сотрудников Госзнака.

Денежная бумага. (wikipedia.org)

Безработный Баранов, владеющий не дешевым автомобилем и делающим дорогостоящие покупки, заинтересовались милиционеры. 12 апреля 1977 года его задержали на колхозном рынке в Черкесске. Взяли, что называется, с поличным — Баранов пытался разменять поддельные деньги. При обыске у него обнаружили 77 банкнот номиналом в 25 рублей. Виктор Иванович не стал сопротивляться. Наоборот, он сразу заявил: «Я — фальшивомонетчик!». Баранов активно сотрудничал со следствием, рассказал и показал, как именно он подделывал купюры. Сначала милиционеры были уверены, что он — лишь верхушка айсберга, которая пытается отгородить от правосудия подельников. Но эксперты подтвердили, что Баранов работал один. Главную свою задачу Виктор Иванович выполнил — его талант признали. А одно из его изобретений впоследствии осело на Госзнаке.

Благодаря активному сотрудничеству со следствием, Баранов получил довольно мягкое наказание — 12 лет заключения. Уже находясь в тюрьме он даже написал письмо министру МВД СССР, в котором подробно расписал методы для улучшения защиты денежных купюр.

Формы. (wikipedia.org)

Виктор Иванович освободился в 1990 году. Оказавшись на свободе, он первым делом основал фирму и начал заниматься производством духов.

А в прошлом году состоялась премьера сериала «Деньги». В основу которого легла история советского фальшивомонетчика № 1.

В тюрьме Баранов руководил самодеятельностью

В Советском Союзе производство фальшивых денег считалось тяжким преступлением, и многие фальшивомонетчики поплатились за него жизнью. Эта участь вполне могла постигнуть и Виктора Баранова.

Но суд учёл всё — и то, что Баранов сотрудничал со следствием, и то, что действовал он в одиночку, а не в составе криминальной группировки, и то, что объёмы произведённых купюр были относительно невелики (33 454 рубля, из которых сбыты были 23 525 рублей).

В итоге Виктора Баранова приговорили к 12 годам лишения свободы.

В исправительно-трудовой колонии города Димитровграда Баранов заведовал художественной самодеятельностью, которая регулярно занимала первые места на конкурсах среди подобных заведений.

Когда большая часть срока прошла, фальшивомонетчика перевели отбывать остаток срока в уральский посёлок Колва, что неподалёку от Соликамска. Здесь он удивил всех, создав уникальный портрет Ленина
размером четыре на девять метров, который был виден за несколько километров.

В 1990 году Виктор Баранов вернулся в Ставрополь. Страна менялась, и изобретатель, отдавая дань времени, занялся бизнесом — производством женских духов и ароматизаторов белья из натуральных масел. Продукция Баранова была оригинальной и качественной, но выдержать конкуренцию с копеечным китайским ширпотребом не смогла.

Как работал лучший фальшивомонетчик СССР

Для поиска информации по технологии изготовления денег Баранов пошёл сначала в местную библиотеку. Сумел посетить он и типографию одной газеты, где ознакомился с процессом создания клише. Там же он смог взять образцы различной бумаги. А после Баранов отправился в Москву, где изучил полиграфическую литературу. Собрав много разной информации, Виктор Баранов приступил к делу — изготовлению фальшивых денег.

Свою лабораторию он открыл в маленьком сарае. Детали для печатных станков Виктор Баранов покупал у приятелей, а химические реактивы — на местном трансформаторном заводе. Баранов смог стать лучшим фальшивомонетчиком СССР отчасти потому, что не бросился в омут с головой.

На то, чтобы выпустить в свет первую поддельную денежную купюру собственного производства, у Баранова ушло несколько лет. Четыре года он пытался сделать бумагу и водяные знаки, как делали в Гознаке. Ещё два с лишним года мужчина подбирал краску, пригодную для глубокой печати. И, наконец, ещё год Виктор Иванович тщательно вымерял состав красителя для высокой печати.

Таким образом Виктор Баранов напечатал свою первую поддельную купюру достоинством в 50 рублей. С ней-то он и отправился в другой город.

Виктор Баранов мог бы стать знаменитым изобретателем, но его идеи были никому не нужны. И он стал самым знаменитым в СССР фальшивомонетчиком.

Жизнь Виктора Ивановича Баранова
– советского «фальшивомонетчика № 1» могла бы сложиться совершенно
иначе, если бы страна нашла применение его таланту.
12 апреля 1977 года. Черкесск. Колхозный рынок. Продавец-адыгеец только
что сообщил милиционерам, как несколько минут назад к нему обратился
покупатель с просьбой разменять двадцатипятирублевые бумажки

Торговцев
просили же обращать внимание, если кто-то будет предлагать на рынке
четвертные или полтинники? Вот он и обратил. Да, конечно, он покажет
покупателя

Вот тот — с портфелем.

Документы у подозрительного покупателя
оказались в порядке: Виктор Иванович Баранов, житель Ставрополя. Но уж
как у него оказалось в порядке с наличными деньгами, милиционерам и не
мечталось. В портфеле у Виктора Ивановича лежали 1925 рублей четвертными
билетами. Эти 77 банкнот стали для Баранова тем же, чем 33 утюга для
профессора Плейшнера, — знаком провала.
— Так кто вы такой? — спросил его следователь, когда милиция доставила
владельца подозрительных денег в отделение.
— Я фальшивомонетчик, — ответил король фальшивомонетчиков.
«Когда привели к следователю, я сразу все осмотрел — хотел выброситься
из окна. Но низко было, второй этаж. Если бы хоть четвертый…»
Мы сидим с Виктором Ивановичем Барановым в ставропольской чайной — здесь
он обычно назначает людям встречи, поскольку маленькая квартира в
общежитии, где кроме 64-летнего Баранова обитают его 32-летняя жена и
наследник двух с половиной лет, мало подходит для встречи с
журналистами.
Перед Виктором Ивановичем на столе выложены странные предметы: кирпич,
приклеенная к стеклу щепка, бутылочка с надписью «Клей-паста «Восторг».
Это последние изобретения Баранова. Но вначале мы просим рассказать
главную историю — о том, как он стал самым известным фальшивомонетчиком
СССР.
 

СЛИШКОМ ХОРОШИЕ ПОДДЕЛКИ

С точки зрения правоохранительных
органов, эта история началась в середине 70-х. К 1977 году в 76 регионах
СССР, от Вильнюса до Ташкента, было выявлено 46 фальшивых купюр
пятидесятирублевого номинала и 415 — двадцатипятирублевого, имевших, по
заключению экспертов, единый источник происхождения. Исключительно
высокое качество подделок заставило контрразведку подозревать ЦРУ,
которое, конечно, легко могло печатать рубли фабричным способом в

США, а затем через агентуру распространять в СССР. Наряду со
шпионской проверялась и традиционная версия — предполагали, что
фальшивомонетчики получили технологии прямо из Гознака. Более пятисот
сотрудников предприятия почти год находились под круглосуточным
наблюдением КГБ, пока повторная экспертиза не установила, что Гознак
здесь ни при чем — просто кто-то в стране слишком хорошо разбирается в
процессе печати денег.
Контрразведка
с сожалением оставила идею разыскать в СССР американских сеятелей,
разбрасывающих ассигнации, и КГБ с МВД сосредоточились на поисках группы
фальшивомонетчиков внутри страны.
Постепенно удалось определить, что на юге России высококачественные
подделки появляются чаще, чем в других регионах. Затем круг поисков
сузился до Ставрополья, где за три месяца 1977 года было выявлено сразу
86 поддельных двадцатипятирублевок. И наконец, благодаря бдительности
продавца-адыгейца был схвачен первый, как считали силовики, член
преступной группировки.
 

Невостребованный талант изобретателя

Семья родившегося в столице в 1941 году В.И. Баранов вскоре после его появления на свет перебралась жить и работать в Ставрополье. Родители мальчика были скромными служащими, души не чаявшими в своем ребенке. Они уделяли максимум внимания гармоничному развитию личности малыша. После того, как у ребенка был отмечен интерес к рисованию, юный Витя начал успешное обучение в художественной школе. Впрочем, в общеобразовательной школе у него были тоже неплохие успехи.

Тем не менее, юноша не захотел получать высшее образование, а после окончания семи классов поступил в училище. Получив престижную профессию плотника-паркетчика, отдав долг Родине в армии, молодой человек активно занялся изобретательской деятельностью. Он обивал пороги заводов, предлагая внедрение собственных рационализаторских предложений. Получив везде отказ в сотрудничестве, Виктор таки не смог найти применение своей деятельной натуре. В результате, его заинтересовали советские купюры, степень сложности их создания. Неплохой художник поставил перед собой амбициозную задачу — создать деньги, максимально похожие на продукцию, выпускаемую в оборот государством.

«Денежные билеты близки к подлинным и трудно опознаваемы»

После задержания Баранова следователи отказывались верить в то, что производство денег он наладил в одиночку. Считали, что бывший водитель крайкома партии — мелкая сошка, которая берёт всё на себя, дабы выгородить «главарей банды».

Но после того, как в сарае у него дома был найден печатный станок оригинальной конструкции, а также пять тетрадей с описанием многолетних исследований, к Баранову отнеслись серьёзнее.

Из Москвы в Ставрополь прилетела группа экспертов, на глазах которых он создал на бумаге водяные знаки, прокатал высокую и глубокую печать, обрезал лист и нумератором нанёс казначейский номер.

Обратно в Москву эксперты улетели вместе с Барановым, который, оказавшись в столичном СИЗО, много и охотно рассказывал о своих разработках и технологиях. Глава МВД СССР Николай Щёлоков
получил от него письмо на 10 листах с рекомендациями по защите денег от подделок.

Общался Баранов и с технологом Гознака, который выдал следующее заключение: «Изготовленные Барановым В. И. поддельные денежные билеты достоинством 25 и 50 рублей внешне близки к подлинным купюрам и трудно опознаваемы в обращении. Именно поэтому данная подделка являлась очень опасной и могла вызвать недоверие населения к подлинным денежным знакам».

Вряд ли технолог испытывал восторг от Баранова — неприятно сознавать, что тебя, за спиной у которого стоят возможности целого государства, способен положить на лопатки самоучка с лабораторией в стареньком сарае. Тем не менее часть оригинальных разработок «фальшивомонетчика № 1» затем была внедрена на Гознаке.

50-рублёвая купюра выпуска 1991 года. Лицевая сторона. Фото: РИА Новости / Юрий Сомов

ОДИН ЗА ВСЕХ

Путь к высокому званию короля советских
фальшивомонетчиков Виктор Иванович начал с того, что обмакнул пятак в
чернила и приложил к бумаге. Это было в 1965 году. Поразмыслив над
получившимся оттиском, он отправился в краевую библиотеку им. М. Ю.
Лермонтова, думая найти там интересующие его книги по полиграфии. Ни
там, ни в букинистических магазинах, ни в разговорах с сотрудниками
типографии газеты «Ставропольская правда» тайных знаний монетного двора
Баранов, увы, не приобрел. И тогда Виктор Иванович взял отпуск и полетел
в Москву.
В те времена Библиотека им. Ленина гостеприимно открывала двери любому
советскому гражданину, стремившемуся к знаниям, и очень скоро Баранов
уже конспектировал книги по полиграфии. Книг было много, времени мало,
поэтому гость столицы украл несколько раритетных изданий. «Не утерпел,
грешный, — объясняет Виктор Иванович свой аморальный поступок. — Это
было единственное в моей жизни воровство». Затем он отправился по
букинистическим и обогатился книгами немецкого автора Гинакса «Основы
современной цинкографии», работника Госзнакоиздата Крылова «Изготовление
клише» 1921 года выпуска и «Основы репродукционной техники» Шульца. С
этими драгоценными находками Баранов и вернулся домой.
Изучив литературу, Баранов понял, что придется досконально овладеть
почти 20 специальностями. По сути, задача была невыполнимая: он должен
был повторить в одиночку то, что создавало целое производство, имевшее в
своем распоряжении засекреченные технологии, труднодоступные материалы и
уникальные человеческие ресурсы. Но Баранов почему-то не придал этому
значения — заперся в сарае и занялся экспериментами.
Четыре года ему понадобилось, чтобы научиться делать водяные знаки и
бумагу нужного качества, два с половиной — чтобы сделать краску для
глубокой печати, год ушел на краску для высокой печати. Детали для
оборудования он по частям заказывал умельцам на разных ставропольских
заводах. Химреактивы покупал с рук на трансформаторном заводе. За годы
экспериментов в сарае он изучил травильные и фотоработы, освоил
копирование на альбумине, желатине, ПВА и ПВС, научился делать
деревянные и резиновые клише. Этим занимался Баранов-технарь.
Баранов-художник занимался воспроизведением защитной сетки на купюрах —
причудливых орнаментов, наложенных друг на друга (результат хитроумного
труда художников, граверов и мастеров-гильоширов Гознака). Для
стороннего глаза они выглядели блеклыми разводами, но Баранов слой за
слоем «разобрал» защитную сетку, с удивлением обнаруживая изображения
львиных морд и мифических животных. «На мне несколько рубашек просто
сгнило за эти 12 лет поисков», — рассказывает король фальшивомонетчиков.
— Я мог просидеть в сарае и день, и два». Он уволился из шоферов
крайкома и перешел работать пожарником, чтобы дежурить сутки через трое.
 

У Баранова не было друзей, ведь друзья любят наведываться без стука. Для
подозрительных соседей он регулярно устраивал «день открытых дверей».
Любопытным старухам, заглянувшим в мастерскую, открывался вид на
слесарный станок, увеличитель и бачки для проявки — все самое интересное
Баранов прятал в разобранном виде под стеллажами. Только подозрительный
сосед-охотник продолжал считать, что Баранов ночью льет в сарае дробь.
Наконец в 1976 году, отпечатав очередной образец пятидесятирублевки, он
не смог найти в ней отличий от настоящего полтинника. Подделку выдавал
только

Ленин на водяном знаке. «Я его лет на пятнадцать сделал моложе, —
объясняет Баранов. — Старый не нравился». Можно было начинать
обогащаться. Но, как ни странно, Баранов не бросился печатать чемоданы
денег. Даже милиция признает, что Баранов использовал свой денежный
станок очень скромно. Единственным серьезным приобретением за все эти
годы стал автомобиль. И то, по словам Виктора Ивановича, вся сумма была
выплачена им из честных трудовых сбережений. «В рестораны я не ходил, не
курил, не пил, девчат у меня не было. И телевизора не было, был только
маленький холодильник. Мне не нужно было — я занимался работой». Все
деньги уходили на изготовление нового оборудования. Родным поддельные
купюры он не давал. «Жена однажды спросила, откуда деньги, — вспоминает
Баранов. — Я сказал, что предлагаю свои изобретения заводам. Жене я
много денег не давал — 25, 30, 50 рублей».
Параллельно с изучением монетного дела Баранов наблюдал за поведением
продавцов на рынках, чтобы понять, как «ходят деньги». Например,
торговцы рыбой всегда берут купюры мокрыми руками, у торговцев мясом
руки часто бывают в крови. Кавказцы охотно берут новые хрустящие купюры.
В результате Баранов пристроил 70 полтинников, после чего решил с ними
завязать. Надоели фантики.