Советские фантастические фильмы

1979 г. Экспедиция X

«Лунная радуга»: полет в открытом космосе.

Корабль: звездолет «Голиаф»

Цель: Сатурн

Фильм: «Дознание пилота Пиркса»

Стиль советско-польского фильма «Дознание пилота Пиркса» — это стиль киноцитатника. Начальные кадры в лаборатории — явно навеяны киноверсиями «Франкенштейна», затем следует космический детектив — эффектная беготня по темным коридорам замкнутого помещения звездолета в стиле «Чужого», а на десерт — красивый пролет через поток астероидов а-ля Star Wars (забавно, но буквально через год после выхода фильма астрономы выяснили, что так называемая «щель Кассини», через которую в кольце Сатурна проходит корабль, — на самом деле не щель, а область иной степени плотности, и пролететь сквозь нее нельзя).

В общем, в экранизации рассказа Станислава Лема бег мысли подменен бегом интриги. Режиссер Марек Пестрак признавался, что его интересует коммерческая, зрелищная сторона фантастики. Ученик знаменитого Романа Поланского, он впоследствии подтвердил свои вкусы — в псевдоспилберговском «Заклятии долины змей» и в дилогии ужасов «Волчица» и «Возвращение волчицы».

КОМАНДОРЫ ФАНТАСТИКИ

Среди авторов фантастики для детей и подростков выделяются два колосса, на долгие годы ставшие ее символами. В 1965 году в альманахе «Мир приключений» появились первые рассказы Кира Булычева про девочку Алису. Кир Булычев — псевдоним ученого-востоковеда Игоря Можейко, автора многочисленных монографий, научно-популярных и приключенческих книг. Подборка рассказов «Девочка с Земли» стала первым вкладом писателя в фантастику.

Рассказы о приключениях девочки из 21 века Алисы Селезневой положили начало серии детской НФ, принесшей автору сумасшедшую популярность среди подростков. Ничего похожего в советской детской литературе тогда не было. Главная удача цикла — обаятельный образ главной героини, которая стала по-настоящему «своей» для нескольких поколений читателей. Алиса была самой обыкновенной — непоседливой, любопытной, находчивой, в общем, нормальной девчонкой, которую можно было найти в любом дворе. Поэтому дети воспринимали Алису как реального, живого персонажа, вместе с которым можно сразиться с космическими пиратами, сделать великое научное открытие или стать настоящей принцессой.

Сборники «Девочка с Земли» (1974), «Сто лет тому вперед» (1978), «Миллион приключений» (1982), «Девочка из будущего» (1984) — лучшие в серии. Потом цикл явно выдохся, из него ушла жизнь: мир устремился вперед, а Алиса Селезнева так и осталась топтаться на месте… Но все равно книгами о ней еще очень долго будут зачитываться поколения подростков. Весомый вклад в популярность Алисы внесли телефильм «Гостья из будущего» (1984) и мультфильм «Тайна Третьей Планеты» (1981).

Если Булычев был главным любимцем детей до двенадцати, то другой лидер отечественной фантастики — Владислав Крапивин — бесспорный Командор ребят постарше. Крапивин — яркий педагог, в 1961 году организовавший детский отряд «Каравелла». Его реалистические книги о подростках — «Всадники со станции Роса», «Мальчик со шпагой», «Трое с площади Карронад» — не просто читали, их переживали. Что до фантастики, то она была для Крапивина не самоцелью, а лишь приемом, с помощью которого ведется серьезный разговор об отношениях между взрослыми и детьми, о границе между добром и злом, о настоящей дружбе.

Герой самой популярной трилогии Крапивина «Голубятня на желтой поляне» (1983—1985), косморазведчик Ярослав Родин попадает в иной город своего детства, где в любой ситуации надо противостоять Злу во всех его обличьях. Успех трилогии вдохновил писателя на создание масштабного цикла фантастических романов и повестей под общим названием «В глубине Великого Кристалла».

Фантастика Владислава Крапивина ненаучна, она ближе к нетрадиционному фэнтези. Наряду с роботами и звездолетами в книгах присутствуют чисто сказочные элементы. Но даже самые невероятные события крапивинских историй сознательно подаются автором в подчеркнуто реалистичной манере, что помогает юному читателю всем сердцем ощутить их подкупающую достоверность.

1958-1963 гг. Экспедиции III, IV, V, VI

Корабли: ракеты «Родина», «Метеор», «Тайфун», «Океан», «Сириус», «Вега», «Капелла»

Цели: планета Венера, спутник Фобос, астероид Икар, звезда Солнце

Фильмы: «Планета бурь», «Небо зовет» и др.

Всероссийское совещание по НФ и приключенческой литературе в 1958 году официально завершило так называемый период «ближнего прицела». Пока литераторы чурались запретной космической темы, ученые запустили первый спутник.

Бум фантастического кино подхлестнул в 1959 г. выход (в том числе и на советских экранах) фильма «Безмолвная звезда» (ГДР-Польша). В его основе лежал первый научно-фантастический роман С. Лема «Астронавты», повествующий об экспедиции на Венеру.

Цель экспедиции — за стеклом иллюминатора («Небо зовет»).

Отечественные кинематографисты не замедлили откликнуться целой обоймой скороспелых космических фильмов, причем ставились они преимущественно на научно-популярных студиях — инерция давала себя знать. Хотя объективно именно эти студии были наиболее подготовлены к космофильмам. Они нередко использовали фантастические элементы в утилитарных целях — показывая перспективы развития. Так, известный режиссер Павел Клушанцев после учебных фильмов «Вселенная» и «Дорога к звездам» совместно с писателем Александром Казанцевым снял «Планету бурь». Сценаристам фильма «Я был спутником Солнца», по их признанию, «волей-неволей пришлось воспользоваться средствами фантастики». А киевлянин Михаил Карюк вслед за Журавлевым и Клушанцевым эксплуатировал талант художника Юлия Швеца для создания космического антуража («Небо зовет», «Мечте навстречу»).

Все фильмы были схожи своими недостатками: научными ляпами (типа шампанского в невесомости), робостью выдумки (дальше Марса не залетать!) и шаблонностью героев (васнецовские богатыри в скафандрах). И везде веял агитационный дух — положительные космонавты борются против порочных астронавтов. Что, впрочем, не помешало Р. Кормену и Ф. Копполе перемонтировать эти фильмы для американского проката. Так «Небо зовет» превратился в «Битву за Солнцем», а «Планета бурь» — в… «Планету доисторических женщин»!

Такая дискредитация фантастики опять отпугнула большинство деятелей советского кино. Плановый сценарий Казанцева «Гости из космоса» остался на бумаге.

Через тернии к звездам (1980)

23 век. Советский космолет «Пушкин» обнаруживает в дальнем космосе заброшенный корабль с трупами существ явно искусственного происхождения – клонами. Единственная выжившая – девушка по имени Нийя. К сожалению, она ничего не помнит. Земляне подбирают и выхаживают Нийю. Постепенно она вспоминает, что родом с планеты Десса, которой из-за жадности местных олигархов грозит невиданная экологическая катастрофа.

Несмотря на все корявости, это хорошее кино, в котором присутствует, в том числе, пожирающая все на своем пути свихнувшаяся биомасса. А еще впечатляет, что в СССР озаботились проблемами экологии еще в 1980 г. – задолго до того, как эта тема стала «общим местом» на Западе.


Ужасная булькающая биомасса, готовая пожрать и растворить любую органику

Это были самые популярные и лучшие советские фантастические фильмы, некоторые из которых, вопреки общепринятому мнению, не уступали западным, а в чем-то даже их опережали.

Евгений Гуляковский: «Сезон туманов» (1979 г.), «Долгий восход на Энне» (1984 г.)

Будущий писатель-фантаст Евгений Яковлевич Гуляковский (1934–2017) родился в Казани. О жизни писателя известно немногое, а о детстве — почти ничего. Значительную часть учебы и жизни посвятил геологии: окончил геологический факультет Кишиневского университета, работал по специальности с составе геологического отряда в Северо-Восточном Казахстане, являясь его руководителем. Позже полностью посвятил себя литературе.

Евгений Гуляковский

Николай Недбайло. Первый контакт.

Самое известное произведение писателя — «Сезон туманов» (1979) и его вторая часть «Долгий восход на Энне» (вместе — дилогия объединенная общей канвой повествования) — считается первым советским произведением в жанре боевой фантастики. Героика освоения новых планет, иные формы жизни, причудливые пространственно-временные загадки, детективные элементы в сюжете — все это делает его поистине остросюжетным, при этом не менее интересны и философские идеи, которые за ним стоят. С присущей Гуляковскому гуманностью, он рисует Инспектора Ротанова не супергероем, а, в первую очередь настоящим человеком — ищущим себя, способным на сомнения, в чем-то неуверенным, но уважающим других, отважным и способным преодолевать страхи. Автор показывает, что разум, любовь и отвага способны на невероятные подвиги, а человеческое — превыше всего.

Дознание пилота Пиркса (1978)

Советский фильм про роботов снят по повести Станислава Лема «Дознание». Вопреки общественному мнению и профсоюзам, крупная корпорация занимается производством андроидов. Из них составляют экипаж космического корабля и отправляют к Сатурну. Руководить полетом назначают честного и неподкупного пилота Пиркса, но сотрудники корпорации начинают свою игру против него.

Подборка по теме: 20 фильмов про роботов, киборгов и андроидов

Оригинальное названиеTest pilota PirxaАктерыСергей Десницкий, Болеслав Абарт, Александр Кайдановский…СтранаПольша, СССРРейтингКинопоиск – 7.0, IMDb – 6.5Возрастные ограничения6+

ДЕТИ «ОТТЕПЕЛИ»

«Оттепель» (вторая половина 1950-х — начало 1960-х) стала тем временем, когда начинали творческий путь многие яркие советские фантасты. Впоследствии их так и называли — «дети «оттепели».

Журналист и драматург Виталий Губарев был главным творцом известного советского мифа о пионере-герое Павлике Морозове. Впрочем, Губарев более известен как автор неплохих фантастических сказок, самая знаменитая из которых, «Королевство кривых зеркал» (1951) — фэнтезийная история о пионерке Оле, попавшей в волшебную страну. В «Путешествии на Утреннюю Звезду» (1961) юные герои отправляются в космос на мыслеплане — аппарате для мгновенных перемещений в пространстве. А «Часы веков» (1965) и «Преданья старины глубокой» (1970) посвящены не менее увлекательным путешествиям во времени.

Очень популярен в 1960-х был практически забытый ныне Виталий Мелентьев. Герои его повестей «33 марта, 2005 года» (1957), «Голубые люди Розовой Земли» (1966) и «Черный свет» (1970) — обычные советские школьники, переживающие невероятные приключения в будущем и на других планетах. С ролью фэнтези в СССР замечательно справлялись литературные сказки «с волшебством». Взять, например, цикл Вениамина Каверина о городке Немухине (1963—1968) или повести Юрия Томина «Шел по городу волшебник» (1963) иАлександра Шарова «Человек-горошина и простак» (1973). Эх, кто из тогдашних детишек, читавших Томина, не мечтал заполучить заветный коробок волшебных спичек? Загадал любое желание, сломал спичку — и оно исполнилось! Вот только алчность никогда не доводила до добра… Повесть же Шарова явно выпадала из стройных рядов советских литературных сказок — прежде всего атмосферой. «Человек-горошина и простак» — мрачноватая сказка в традициях Вильгельма Гауфа и неадаптированных братьев Гримм. Шаров не делал никаких скидок на возраст своих читателей — может, поэтому повесть так крепко западала в душу?

Отдельно стоит отметить фантастические книги для самых маленьких читателей. Вне конкуренции здесь — популярная до сих пор сказочная трилогия Николая Носова: «Приключения Незнайки и его друзей» (1954), «Незнайка в Солнечном городе» (1958) и «Незнайка на Луне» (1965). Большой известностью пользовались история о злоключениях школьника-двоечника в мире насекомых, поведаннаяВалерием Медведевым в повести «Баранкин , будь человеком!» (1962) и сборник Юрия Дружкова «Приключения Карандаша и Самоделкина» (1970). И, конечно, знаменитый цикл Александра Волкова про Изумрудный Город.

Коммунистический функционер и журналист Евгений Велтистов, наверное, и не думал, что останется в памяти народной как детский писатель. Известность ему принесли повести «Электроник — мальчик из чемодана» (1964) и «Рэсси —неуловимый друг» (1970), где рассказывалась история современного Буратино. Правда, настоящая слава пришла после появления телефильма «Приключения Электроника» (1980), ибо сами повести Велтистова написаны не блестяще и берут в основном сюжетом.

Классик советской фантастики Сергей Абрамов вместе с отцом Александром сочинял отличную приключенческую НФ (трилогия «Рай без памяти») и лирические городские сказки. В его подростковой повести «Выше Радуги» (1979) также применен чисто сказочный прием: старшеклассник во сне получает чудесный дар — умение прыгать в высоту. Однако дар связан с моральными ограничениями, что приводит к возникновению острых психологических коллизий. Еще одна юношеская фантазия «Странник» (1983) — история своеобразных путешествий во времени, также влияющих на психологию и мироощущения юного героя.

Подземелье ведьм (1990)

Мелодрама, Приключения, Советский фильм, Фантастика, Фэнтези

tagSci-Fi (Научная фантастика), tagЭкранизация

Экранизация по произведению: Кир Булычёв

Режиссер: Юрий Мороз

В ролях: Сергей Жигунов, Марина Левтова, Николай Караченцов

Фильм снят по одноименной фантастической повести Кира Булычева. Экспедиция землян отправляется к далекой планете, которая, как считают ученые, пригодна для жизни. Высадившись на планету, исследователи обнаруживают на ней жизнь, причем жизнь, весьма похожую на ту, которая развилась в процессе эволюции на нашей родной планете. Вот только эволюция здесь пошла каким-то странные путем, в одном и том же времени мирно уживаются и динозавры, и люди каменного века, и другие существа, которые на Земле были разделены миллионами лет эволюции.

1980-1981 гг. Экспедиции XII и XIII

Корабли: патрульный корабль «Вайгач»; звездолет «Фаэтон»

Цели: седьмая планета системы Игноранта; созвездие Ориона

Фильмы: «Звездный инспектор»; «Петля Ориона»

Из песни слова не выкинешь, хотя вспоминать такие, без преувеличения, позорные фильмы, как «Звездный инспектор» и «Петля Ориона», не очень-то хочется. Их появление можно объяснить только поиском легкого успеха на гребне волны начала 80-х, когда при Союзе Кинематографистов СССР был создан Совет по научно-фантастическому и приключенческому фильму, и стимулирование жанра стало модным, породив скороспелки, как в конце 50-х годов.

Ложная многозначительность, прикрывающая все мыслимые, доморощенные и заимствованные штампы, и полное отсутствие логики — мол, фантастика все стерпит. Обидно за аса отечественных спецэффектов Бориса Травкина, за режиссера «БКП» Валентина Селиванова, за космонавта Алексея Леонова — что они имели отношение к этим жалким поделкам.

Кин-дза-дза! (1986)

Художественный фильм Георгия Данелия, снятый в жанре фантастика, в советское время был очень популярен. Фразы из него стали устойчивыми выражениями, а некоторые вымышленные слова прочно вошли в лексикон. Прораб Машков вместе со студентом встречают на улице странного босоногого незнакомца с «машинкой перемещения» в руках. Тот утверждает, что он инопланетянин. Не поверив ему, Машков нажимает на машинке кнопку и оказывается вместе со студентом на далекой пустынной планете.

АктерыСтанислав Любшин, Евгений Леонов, Юрий Яковлев…СтранаСССРРейтингКинопоиск – 7.9, IMDb – 8.1Возрастные ограничения0+

Ольга Ларионова (1935 — н/в): «Соната моря», «Чакра кентавра»

Ольга Николаевна живет в Санкт-Петербурге. По образованию физик, некоторое время работала инженером в ЦНИИ металлургии и сварки. Но в 32 года окончательно посвятила себя литературе.

Ольга Ларионова

В 1965 году Ларионовой принес известность роман «Леопард с вершины Килиманджаро». Следующие несколько лет писательницу публиковали только в журналах, а ее рассказы нередко подвергались цензуре.

Позже Ларионова публикует повесть «Соната моря», и получает за нее престижную премию «Аэлита». Премия присуждается лучшей книге года в жанре научной фантастики. Эта фантастическая повесть повествует об экологических проблемах, об отношении людей будущего к ним, заботе о планете Земля и о том, что может сделать современный человек для облегчения жизни потомков.

Иллюстрация Дмитрия Литвинова к роману «Чакра кентавра» («Звездочка-Во-Лбу»)

Венцом творчества писательницы часто называют цикл романов «Венценосный крэг» и в особенности его первую часть «Чакра кентавра», которую можно читать как отдельное законченное произведение. Жанр определен автором как стилизованная космоопера. Роман описывает планету сказочных дворцов, пронизанную рыцарскими кодексами чести и населенную совершенно слепыми людьми, способными видеть лишь глазами своих вечных компаньонов — птиц-крэгов, каждая из которых навсегда связывает свою жизнь с хозяином. В этот и без того сложный мир, где при ближайшем рассмотрении далеко не все оказывается тем, чем кажется — и врывается неожиданно наш земной космонавт.

Авторская манера подачи текста и раскрытия сюжета не похожа совершенно ни на что — от рафинированной утонченности до комичного, от эпического размаха до трогательных переживаний отдельных персонажей. Парадокс, изящество, затем — насмешка, категоричность, наивность… Созданные кумиры низводятся до обычных людей, наделенных целым рядом недостатков, а затем — новый поворот сюжета вновь возводит их на пьедестал. И все это в совершенно невообразимом антураже — от поединков на крылатых конях до проблем порабощения одной разумной цивилизации другой и генетических экспериментов. Порой кажется, что разные главы тексты писали совершенно разные люди. Жанр, кажется, также меняется по ходу романа — то перед нами социально-философский роман, то боевая фантастика, то фэнтази, а то и роман любовный — но оторваться совершенно невозможно.

Иллюстрация Дмитрия Литвинова к роману «Чакра кентавра» («Звездочка-Во-Лбу»)

ОЧЕНЬ НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА

Иногда писатели использовали в детской научно-познавательной литературе. Во второй половине 1960-х Михаил Ляшенко и Александр Свирин создали популярный цикл книг о группе инопланетян-детей, которые попадают на Землю и с помощью ООН собирают на планете образцы флоры и фауны. «До Земли еще далеко», «На этой планете можно жить», «Операция «Океан», «Большая охота», «Экспедиция к предкам» — из этих книг дети в увлекательной форме получали знания по астрономии, биологии, зоологии, географии, истории.

Еще одна заметная вещь — повесть Александра Полещука «Великое Делание, или Удивительная история доктора Меканикуса и Альмы, которая была собакой» (1959), где острый приключенческий сюжет органично сочетался с занимательными фактами из истории науки. События повести начинаются в наши дни, но затем перед читателем оказываются «записки» талантливого ученого, доктора Меканикуса, последнего представителя древнего рода фламандских алхимиков. Полещуку удалось увлекательно рассказать о том, как из средневековой алхимии образовалась современная химия.

Владимир Левшин более 40 лет работал в ведущих московских вузах, читая лекции по сопротивлению материалов, высшей математике, теории упругости. А в 1964 году увидела свет его первая математическая сказка — «Три дня в Карликании». Она имела оглушительный успех, и вскоре к ней присоединились «Путешествие по Карликании и Аль-Джебре» (1967), «Фрегат капитана Единицы» (1968), «Магистр Рассеянных Наук» (1970) и другие увлекательные истории, где весело и легко рассказывается о, казалось бы, такой нудной науке — математике.

«Взрослая» детская фантастика

Эти книги сочинялись авторами для любителей фантастики всех возрастов. Однако так уж вышло, что постепенно они вошли в круг исключительно детского чтения. В детских библиотеках за этими книгами выстраивались очереди, а некоторые из них юное поколение читает до сих пор…

  • почти все книги Александра Беляева(«Человек-амфибия», «Голова профессора Доуэля», «Ариель», «Остров погибших кораблей» и другие)
  • Владимир Обручев «Земля Санникова», «Плутония» (приключения вперемешку с познавательностью)
  • Георгий Мартынов «Каллисто» (дилогия космических приключений)
  • Григорий Адамов «Тайна двух океанов» (шпионско-авантюрный роман)
  • Александр Казанцев «Пылающий остров» (приключенческий боевик)
  • Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч», «Понедельник начинается в субботу», «Полдень, XXII век», «Трудно быть богом», «Обитаемый остров» (просто отличная фантастика)

Чаще всего поклонники фантастики «со стажем» знакомились с любимым жанром не только благодаря мсье Верну и мистеру Уэллсу, но и тем советским авторам, которые адресовали свои книги для армии октябрят и пионеров. Жаль, что ныне слишком многие имена незаслуженно забыты.

Источник 

Алексей Толстой: «Аэлита» (1924 г.)

Алексей Николаевич Толстой (1883–1945) был многогранным писателем, работавшим в самых разных жанрах. С одной стороны, он был глубоко погружен в историю российской государственности, что вылилось в создание таких рассказов как «День Петра» и «Наваждение», а после — масштабного исторического романа «Петр Первый». С другой стороны, творчеству писателя всегда сопутствовали фольклорные мотивы — так появились сборники «Сорочьи сказки» и «Русалочьи сказки», призванные показать богатство образов и красоту русского устного народного творчества.

Фотография молодого Алексея Толстого. Самара, 1900 г.

Когда началась Первая мировая война, Алексей был освобожден от службы в армии, но все же добровольно пошел на фронт в роли военного корреспондента газеты «Русские ведомости». Писатель хотел разобраться в причинах войны, понять самую ее суть, а в своих статьях Толстой искренне восхищался храбростью русского народа.

После октябрьской революции Алексей Толстой покинул Россию и некоторое время жил в Париже и Берлине. Именно в Берлине, испытывая щемящую тоску по Родине, он начал работу над своим первым фантастическим романом — «Аэлита», посвященному путешествию землян на Марс. Там герой романа так же далек от земли, как сам писатель был далек от своей Родины на момент начала написания романа.

Роман считается «первым русским фантастическим романом», оказавшим немалое влияние на становление этого жанра в России в целом. Написан он на стыке жанров — утопия, приключения и фантастика. Научно-техническая часть истории основывается на разработках русского ученого К. Э. Циолковского, а именно — на его труде «Исследование мировых пространств реактивными приборами».

Геннадий Тищенко. Иллюстрация к фантастическому роману А. Толстого «Аэлита»

Приземлившись на Марс, герои обнаруживают там атлантов, которые перебрались на красную планету 20 000 лет назад. Среди местных жителей есть прекрасная Аэлита — дочь главы Высшего совета. Между ней и землянином вспыхивают чувства. Однако к этому времени разворачивается революция… Таким образом Толстой метафорично анализирует революцию, описывая ее, как закономерный этап развития человека и истории. А через призму легенды об Атлантиде писатель ищет место человеческим судьбам во Вселенной. Фантастика дала ему пространство, какого не смог бы дать ни один другой жанр. Это помогло издалека оценить текущие события на Родине. После этого анализа Толстой отрекся от эмиграции и вернулся в Россию, где в 1923 году закончил создание «Аэлиты».

«Аэлита» — это роман о любви, жажде жизни, силе и духовном героизме. Книга полна динамики, ошеломительных приключений и энергии человеческого стремления. В то же время введение в сюжет темы Атлантиды вызывает множество толков об эзотерическом подтексте произведения — истоки некоторых его идей находят в «Истории Атлантиды» Уильяма Скотта Эллиотта, которая, в свою очередь, заметно перекликается с «Тайной доктриной» Е.Блаватской.

Афиша к фильму «Аэлита», 1924 г.

Роман стал настоящей сенсацией в СССР — по нему еще в 1924 году был снят немой фильм Я.Протозанова, появился целый ряд романов подражающих «Аэлите» или продолжающих ее сюжет, а само имя Аэлита приобрело широкую популярность.

ЕЩЕ ДО ВОЙНЫ…

Самой популярной книгой ранней советской детской фантастики была книга Яна Ларри«Необыкновенные приключения Карика и Вали». По поручению академика-биолога Льва Берга и при поддержке классика детской литературы Самуила Маршака Ларри создал фантастическую повесть, где в художественной форме рассказывал детям об энтомологии — науке о насекомых. У писателя получилась озорная история о чудаке-профессоре Енотове, который изобрел препарат, позволяющий уменьшать предметы. Непоседливые детишки Карик и Валя опрометчиво тяпнули странной золотистой жидкости, приняв ее за газировку, и стали меньше муравья. Пришлось профессору проделать то же самое, чтобы найти сорванцов. Впереди героев ожидали невероятные приключения в мире растений и насекомых.

Главное достоинство повести Яна Ларри — в гармоничном синтезе увлекательной приключенческой истории, рассказанной легким, слегка ироничным языком, и научно-достоверной познавательности. Повесть долго отказывались печатать, обвиняя ее в «принижении советского человека»! Помогло только личное вмешательство Маршака, и в февральском номере журнала «Костер» за 1937 год появились первые главы «Необыкновенных приключений…». В том же году они вышли отдельной книгой, затем неоднократно переиздавались, войдя в золотой фонд советской детской литературы.

Еще одна жемчужина детской фантастики тех времен — роман-сказка Лазаря Лагина «Старик Хоттабыч», впервые опубликованная в 1938 году. Это история пионера Вольки, нашедшего кувшин с заточенным джинном ибн Хоттабом, которого пришлось перевоспитывать в советском духе. В 1950-х годах Лагин переписал повесть, и после появления популярнейшего фильма (1957) «Старик Хоттабыч» окончательно превратился в классику.

1974-1975 гг. Экспедиции VIII и IX

В 2003 г. «Через тернии к звездам» выходят в отреставрированном виде.

Корабли: Звездолет аннигиляционный релятивистский ядерный («ЗАРЯ»); звездолет «Астра»

Цели: звезда Шедар (альфа Кассиопеи); учебный полет

Фильмы: «Москва — Кассиопея» и «Отроки во вселенной»; «Большое космическое путешествие»

Дилогия Ричарда Викторова «Москва — Кассиопея» — «Отроки во вселенной» вышла на экраны одновременно с фильмом «Большое космическое путешествие» (по пьесе Сергея Михалкова «Первая тройка, или Год 2001»).

При сходстве темы «дети и космос» фильмы откровенно полемизировали друг с другом. Викторовской романтике противопоставлялась бытовая приземленность, ведь за 18 лет космической эры взаимоотношения человека со вселенной перестали быть чисто фантастическими. Ключевая сцена — старт. В «Москве — Кассиопее» это проход под звуки песни над рекой и пионерский салют у мавзолея Ленина (что поделаешь, эпоха!). А в «БКП» — квазидокументальная манера репортажа из ЦУПа, переходящая в титр «14-е сутки».

Конечно, это было еще и жанрово оправдано: у Викторова — героическая комедия, а у Михалкова — скорее ироническая мелодрама, тоже не лишенная романтики, особенно в песнях на музыку Рыбникова. Единство же обоих фильмов в том, что космос здесь был символом Зрелости. Выход в околоземное пространство — это выход во взрослую жизнь и одновременно уход от будничной реальности. Герои фильмов — это типичные члены кружков юных космонавтов и одновременно члены клуба самодеятельной песни. В эпоху застоя и то, и другое было формой бегства, внутренней эмиграции.