Чезаре ломброзо и его классификация преступников

Пионер криминологии

Чезаре Ломброзо является исторической фигурой и основателем итальянской школы позитивистской криминологии, которая включает Энрико Ферри (1856–1929) и Рафаэля Гарофало (1851–1934). Они отказались от концепции свободы воли и идеи равенства, высказываемых классицистами, согласно которым человек путем свободного выбора принимает рациональное решение вести себя как преступник, и заменили их детерминизмом.

Ломброзо разработал концепцию «атавистических», или врожденных, уголовников, основываясь на антропометрических измерениях. Хотя научная обоснованность концепции была поставлена под сомнение другими криминологами, достижения Ломброзо способствовали переключению внимания с правового изучения преступности на научное изучение преступника. Эта новая научная криминология основывалась на экспериментальном методе эмпирического обнаружения и исследования фактов. Получение знаний стало основываться на тщательных длительных систематических наблюдениях и научном анализе.

В своих поздних работах Ломброзо различал врожденных правонарушителей и тех, кто нарушил закон по обстоятельствам

Он отмечал важность разделения этих типов с точки зрения эффективности наказания, выступал за гуманное отношение к преступникам и ограничение применения смертной казни

Недостатки теории

Радикальные суждения Ломброзо подверглись острой критике. Было выявлено, что в отношении взгляда исподлобья учёный ошибся. На самом деле взгляд исподлобья является одной из наиболее простых мимических реакций, одинаково доступных для людей разных социальных слоев. Но самым главным недостатком теории итальянского психиатра был тот факт, что она игнорировала социальные аспекты преступности.

В конечном итоге Ломброзо пришлось смягчить свои позиции. В последующих трудах он относит лишь 40 % преступников к врожденному антропологическому типу. Их ученый назвал «дикарями», проживающими в цивилизованном обществе. Кроме того, итальянец признал весомую роль ненаследственных причин преступности. К ним относятся психопатологические и социологические причины. Все это послужило основанием для переименования теории Ломброзо в биосоциологическую.

В конце девятнадцатого века на международном конгрессе по уголовной антропологии теорию антропологической преступности признали в целом ошибочной. Оппоненты Ломброзо объясняли свою позицию тем, что преступление является условным юридическим понятием, содержание которого зависит от условий, времени и места. Тем не менее благодаря наработкам Чезаре Ломброзо криминология получила ряд новаторских идей, часть которых нашла применение в криминологической практике и повлияла на создание теории Э. Кречмера, которая получила название «Морфологическая теория темперамента».

История возникновения

Теория Ломброзо появилась, когда он проводил вскрытие тела известного итальянского преступника по имени Джузеппе Вильела. Исследуя его череп, он заметил, что некоторые характеристики (в частности, депрессия на затылке, которую он назвал средней затылочной ямкой) напомнили ему черепа представителей «низших рас» и «низших видов обезьян, грызунов и птиц». Он пришел к выводу о том, что основные причины криминальных наклонностей имели органическую природу – наследственность была ключевой причиной девиантности. Термином, которым итальянский криминолог пользовался для описания признаков далеких предков человека, был «атавизм».

«Врожденные преступники», таким образом, рассматривались Ломброзо в его самых ранних сочинениях как подвид человека. В более поздних работах, однако, он начал рассматривать их не как эволюционный пережиток, а больше в плане задержки развития и вырождения.

Типы преступников по Ломброзо

Жулик (мошенник):

Добродушная внешность, бледное лицо, маленькие глаза, кривой нос, лысая голова.

Маленький череп неправильной формы, удлиненная голова, прямой нос (часто вздернут), бегающий или, наоборот, цепкий взгляд, черные волосы, редкая борода.

Насильник:

Глаза навыкате, пухлые губы, длинные ресницы, приплюснутый или кривой нос. Сухопарые и рахитичные. Чаще блондины, чем брюнеты, иногда горбатые.

Убийца (душегуб):

Большой череп, короткая голова (высота меньше ширины), резко выраженная лобная пазуха, объемные скулы, длинный нос (иногда загнут вниз), квадратные челюсти, большие глазные орбиты, выпяченный квадратный подбородок, неподвижный стеклянный взгляд, тонкие губы, хорошо развитые клыки. Самые жестокие душегубы имеют черные, курчавые волосы, редкую бороду, короткие кисти рук, чрезмерно большие или, напротив, слишком маленькие мочки ушей.

Социология политической преступности

Свою наиболее ценную часть наследия в виде исследований Чезаре оставил именно по этой дисциплине. Очерк «Анархисты» и «Политическая революция и преступность» — вот две работы, написанные им по данной теме. Эти труды до сих пор популярны на родине учёного. Феномен политической преступности был распространён в Италии 19-20 века в виде анархистского терроризма. Профессор исследовал его в ракурсе рассмотрения личности преступника, который жертвенно предан утопическому идеалу Природу подобного поведения учёный объяснял обесцениванием высших целей общественной справедливости, коррупцией политиков и кризисом демократии в итальянском парламенте.

Наши точные и разумные рассуждения дали нам моральный урок, который учит нас сохранять тех, кому не повезло, что они родились сильными. Закон позволяет, так же как и сильным, уязвимым жить и развиваться до их естественной смерти. Сегодня нет места для какого-либо человеческого сектантства. Закон — это весна, которая уравновешивает природу природы. Эвгеника потерпела неудачу вместе с нацистским режимом.

Ломброзо посвящает несколько страниц своей работы разговорам о татуировках. В настоящее время татуировка — это скорее эстетика и красота, чем любая другая воля. Это правда, что небольшой процент делает это путем восстания или привлечения внимания общества. Проблема татуировки требует и заслуживает пересмотра и повторного анализа. Необходимо пересмотреть причины, побудившие татуировку записывать свои физические тела, особенно те, что были в прошлом, и время, изученное Ломброзо.

Другая знаменитая работа Чезаре Ломброзо — «Любовь у помешанных». Она раскрывает проявление данного чувства у психически больных людей.

Теория Ломброзо: типы преступников

Проведя последующие исследования и более тщательный статистический анализ, итальянский криминолог модифицировал свою теорию. Он продолжал определять атавистические стигматы и, кроме того, выделил два других вида злоумышленников: безумного и «криминалоида». Хотя умалишенные преступники и обладали некоторыми стигматами, врожденными Ломброзо их не считал. По его мнению, они стали такими в результате «изменений мозга, которые полностью расстроили их моральную природу». К невменяемым злоумышленникам он относил клептоманов и растлителей. Криминалоиды не имели ни одной физической особенности врожденных или сумасшедших преступников и начали заниматься криминальной деятельностью не сразу, как правило, совершая менее тяжкие правонарушения. Позднее Ломброзо классифицировал их как габитуальных злоумышленников, ставших такими в результате контакта с другими уголовниками, злоупотребления алкоголем или других неблагоприятных обстоятельств.

Он был сторонником гуманного обращения со злоумышленниками, выступая за изоляцию атавистических, врожденных преступников от общества для их собственной защиты и защиты общества, за реабилитацию тех, кто уголовником не родился, и против смертной казни.

Методология ломброзо. ТЕОРИЯ ЛОМБРОЗО

ТЕОРИЯ ЛОМБРОЗО.

Для многих людей портрет потенциального маньяка и жестокого убийцы весьма стереотипен. И сформирован он, как правило, не без влияния кинематографа. Криминальные ленты, триллеры, во многом, благодаря гениальной игре актеров, уже в детстве закладывают в наше подсознание этот самый внешний стереотип.

«Джентльмены удачи» Доцент (Е.Леонов.

«Собачье сердце» Полиграф Полгирафович Шариков (В.Толоконников.

А может, возникновение этих стереотипов более научно объясняет известная многим т.н. теория Чезаре Ломброзо.

В девятнадцатом веке это психиатр поднял на уши все европейское общество. Он настаивал на том, что маньяками уже рождаются. Вот родился ребенок, а он уже будущий бандит, потому как у него присутствуют гены бандита.

По мнению Ломброзо даже очень качественное воспитание не исправит то, что заложила в ребенка природа. Он обязательно будет бандитом, коли в нем имеются эти самые гены. Психиатр считал таких людей недоразвитыми и предлагал их выявлять еще в детстве и сразу изолировать от общества нормальных людей. Как.

Или всех не отдельный необитаемый остров, или даже лишать таких людей жизни. Абсурдно. Ломброзо так не считал. Он уверял, что по внешности, а она у человека с генами злодея особая, особая легко можно вычислить бандита. Как же должен выглядеть бандит по мнению психиатра Ломброзо. Узкий лоб, взгляд из-под насупленных бровей — все это выдает преступника.

Почему же тема внешности преступника так увлекала Лоброзо. Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к юности будущего психиатра. Ломброзо закончил несколько престижных европейских университетов.

И в девятнадцать лет он начал публиковать свои первые статьи. Чуть позже Ломброзо перешел от написания научных статей к практике: стал работать военным хирургом, был участником кампании по борьбе с преступностью.

Тогда же он и заинтересовался, как выглядит преступник. Он изобрел прибор краниограф и с помощью его замерял формы черепа, части лица. При этом он выделил четыре типа преступника: жулики, душегубы, насильники и воры. И для каждого типа он сделал описание внешности.

Далее Ломрозо работал главой психиатрической больницы, заведующим кафедры психиатрии известного университета. Именно Ломброзо изобрел известный сейчас во всем мире детектор лжи. Это он предложил по скачкам давления судить о том, насколько правдиво отвечает человек.

Ломброзе вызвал дикий ажиотаж вокруг своей теории о внешности преступника, о его генах. Было много критики, с ним не соглашались. Критики говорили, что психиатр слишком много уделяет внимания внешности человека и совсем не учитывает социальную составляющую. Правда, к старости он сделал кое какие поправки в свою теорию и сказал, что все-таки только сорок процентов преступников совсем неисправимы, а шестьдесят процентов поддаются перевоспитанию.

Методы еврея Ломброзо — в частности, измерения человеческого черепа — взяли на вооружение нацисты, пытавшиеся подогонать под научную основу постулаты своей преступной теории расовой исключительности. И хотя сам Ломброзо и скончался задолго до этого, все же данный факт лег заметным пятном на его теорию.

Ломброзо Чезаре (Cesare Lombroso) (1835 — 1909) — знаменитый итальянский судебный психиатр и криминолог. Создал в науке уголовного права новое уголовно-антропологическое направление. Внес большой вклад в развитие юридической психологии.

Чезаре Ломброзо родился 6 ноября 1835 г. в Вероне, в богатой еврейской семье. Выходец из семьи состоятельных земельных собственников, Ломброзо в юности изучал семитские и китайский языки. Однако спокойной карьеры не получилось. Материальные лишения, заключение в крепость по подозрению в заговоре, участие в военных действиях 1859-1860 гг. пробудили в юноше интерес совсем к другой области он увлекся психиатрией

В 19-летнем возрасте, учась на медицинском факультете университета в Павии, Ломброзо публикует свои первые статьи по психиатрии по проблеме кретинизма, которые привлекли внимание специалистов. Самостоятельно освоил такие дисциплины как этнолингвистика, социальная гигиена

В 1862 г. он уже профессор психических болезней, затем директор клиники душевных заболеваний, профессор юридической психиатрии и криминальной антропологии. В 1896 г. Ломброзо получает кафедру психиатрии в Туринском университете. Решающую роль в интеллектуальном формировании Ломброзо сыграла философия позитивизма, утверждавшая приоритет научного знания, полученного экспериментальным путем.

Литература

  • Вульферт А. К. Оценка доктрины Ломброзо после его смерти главнейшими представителями позитивной школы уголовного права в Италии: Отдельный оттиск из N 2, 1911 г. «Юридических Записок», издаваемых Демидовским Юридическим Лицеем. — Ярославль, 1911. — 26 с.
  • Герцензон А. А. Против биологических теорий причин преступности. Очерк первый. // Вопросы предупреждения преступности. Выпуск 4. — М.: Юрид. лит., 1966. — С. 3-34.
  • Гомберг Б. Опыт изложения основных начал этиологии преступления: Ч. 1- / Б. Гомберг. — Киев: тип. 2 артели, 1911.
  • Демченко Г. В. Ц. Ломброзо и его значение для науки уголовного права / Г. В. Демченко. Киев, 1912.
  • Закревский И. П. Об учениях уголовно-антропологической школы: критический очерк / И. П. Закревский. — Харьков: тип. Адольфа Дарре, 1893. — 233 с.
  • Зернов Д. Н. Критический очерк анатомических оснований криминальной теории Ломброзо: Речь, произнес. в торжеств. собр. Имп. Моск. ун-та 12 янв. 1896 г. заслуж. орд. проф. мед. фак. Д. Зерновым. — Москва : Унив. тип., 1896. — 55 с.
  • Люблинский П. Гомберг Б. Опыт изложения основных начал этиологии преступления. Ч. 1. Чезаре Ломброзо и уголовная антропология. Санкт-Петербург и Киев, 1911 / П. Люблинский. // Журнал уголовного права и процесса, издаваемый при Русской Группе Международного Союза Криминалистов. — 1912. — № 1. — С. 261—263.
  • Марголин А. Д. Роль и значение Ломброзо в эволюции понятий о преступлении и наказании. — Киев: Типография С. Г. Слюсаревского, 1910. — 20 с.
  • Оршанский И. Г. Наши преступники и учение Ломброзо: Медико-психологический очерк: (Доклад, читанный на съезде естествоиспытателей и врачей в январе 1890 года в С.-Петербурге)./ Прив.-доц. Харьковск. ун-та И. Г. Оршанского. — С.-Петербург: Тип. Э. Арнгольда, 1891. — 20 с.
  • Случевский В. К. Итальянская школа криминалистов // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Случевский В. К. Ломброзо // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Шейнис Л. Теория Тарда и Ломброзо о преступлениях анархистов // Вестник права. — 1899. — № 10. Декабрь. — С. 312—323.
  • Щербак А. Е. Преступный человек по Lombroso. — Санкт-Петербург: типо-лит. П. И. Шмидта, 1889. — , 52, с.
  • Штереншис М. Чезаре Ломброзо. — Герцлия: Исрадон, 2010. — 144 с. — (Евреи и цивилизация). — ISBN 978-5-94467-092-2.
  • Язев В. В. Л.Н. Толстой, Ц. Ломброзо и полиция: очерк / В. В. Язев. — Одесса: Новая эра, 1906. — 24 с.

Понятие преступного атавизма

Измерения лица на основе криминальной антропологии Ломброзо.

Общая теория Ломброзо предполагала, что преступники отличаются от других по множеству физических аномалий. Он постулировал, что преступники представляют собой возврат к примитивному или нечеловеческому типу человека, характеризующемуся физическими чертами, напоминающими обезьян, низших приматов и ранних людей, и в некоторой степени сохранившихся, по его словам, у современных «дикарей». Поведение этих биологических «возвратов» неизбежно будет противоречить правилам и ожиданиям современного цивилизованного общества.

За годы патологоанатомических исследований и антропометрических исследований преступников, сумасшедших и нормальных людей Ломброзо пришел к убеждению, что «прирожденный преступник» ( reo nato , термин, данный Ферри) может быть анатомически идентифицирован по таким предметам, как покатый лоб, уши. необычного размера, асимметрии лица, прогнатизма , чрезмерной длины рук, асимметрии черепа и других «физических стигматов». Он считал, что конкретных преступников, таких как воры, насильники и убийцы, можно отличить по определенным характеристикам. Ломброзо также утверждал, что преступники менее чувствительны к боли и прикосновениям; более острое зрение; отсутствие морального чутья, включая отсутствие угрызений совести; больше тщеславия, импульсивности, мстительности и жестокости; и другие проявления, такие как особый криминальный спор и чрезмерное использование татуировок.

Помимо «прирожденного преступника», Ломброзо также описал « криминалоидов », то есть случайных преступников, преступников по страсти, моральных имбецилов и криминальных эпилептиков . Он признал уменьшенную роль органических факторов у многих обычных преступников и сослался на тонкий баланс между предрасполагающими факторами (органическими, генетическими) и провоцирующими факторами, такими как окружающая среда, возможности или бедность.

В « Преступной женщине» , как это было представлено в английском переводе Николь Хан Рэфтер и Мэри Гибсон, Ломброзо использовал свою теорию атавизма для объяснения преступлений, совершаемых женщинами. В тексте Ломброзо проводит сравнительный анализ «нормальных женщин» в отличие от «преступных женщин», таких как «проститутки». Однако «стойкие убеждения» Ломброзо о женщинах представляли «неразрешимую проблему» для этой теории: «Поскольку он был убежден, что женщины хуже мужчин, Ломброзо не мог утверждать, основываясь на своей теории о прирожденном преступнике, что женщины в меньшей степени участвуют в жизни общества. преступность отражала их сравнительно более низкий уровень атавизма «.

Методы исследования Ломброзо были клиническими и описательными, с точными деталями размеров черепа и другими измерениями. Он не проводил строгих статистических сравнений преступников и не преступников. Хотя в более поздние годы он в некоторой степени признал психологические и социологические факторы в этиологии преступности, он оставался убежденным в криминальной антропометрии и отождествлялся с ней . После того, как он умер, его череп и мозг были измерены в соответствии с его собственными теориями коллегой, как он требовал в своем завещании; его голова хранилась в кувшине и до сих пор выставляется вместе с его коллекцией в Музее психиатрии и криминологии в Турине.

Теории Ломброзо не одобрялись по всей Европе, особенно в медицинских школах: особенно Александром Лакассанем во Франции. Его представления о физических различиях между преступниками и не преступниками были серьезно оспорены Чарльзом Горингом ( The English Convict , 1913), который провел тщательные сравнения и обнаружил незначительные статистические различия.

«Если гений, значит, чокнутый»

Самый известный труд Ломброзо — «Гениальность и помешательство». В этой книге он выдвигает главный тезис, звучащий так: «Гениальность — это ненормальная деятельность мозга, граничащая с психозом». Ломброзо практически ставил диагнозы величайшим представителям человечества, которые к моменту написания книги были мертвы и ничего из написанного подтвердить или опровергнуть не могли. Умопомешанными он считал Ньютона, Руссо, Свифта, Ампера, многих художников и артистов. Все диагнозы психиатр ставил заочно, основываясь на слухах об образе жизни и привычках великих людей. Интересно, что в предисловии к своей книге Ломброзо говорил, что написал её под влиянием экстаза, то есть в не совсем нормальном состоянии, а значит, согласно своей теории, он должен был стать собственным пациентом.

В 1897 Чезаре Ломброзо побывал в России, где повстречался с Львом Толстым. Об этой встрече он оставил воспоминания, в которых писал о доброте писателя. Толстой же в воспоминаниях о госте ограничился несколькими словами: «Был Ломброзо, ограниченный, наивный старичок». И у Льва Николаевича были основания для такого вывода. За несколько лет до их встречи итальянский психиатр увидел образец почерка Толстого и пришёл к выводу, что он принадлежит женщине лёгкого поведения с психопатическими наклонностями.

Лев Толстой — мнимый больной? Интересные факты из жизни писателя Подробнее

Впрочем, как минимум за одно исследование современники могут быть благодарны Чезаре Ломброзо. Впервые в мире он начал измерять пульс и давление крови у подозреваемых с помощью прообраза современного полиграфа (детектора лжи) — гидросфигмометра. Устройство фиксировало изменения этих показателей у допрашиваемого. Ломброзо опубликовал результаты, полученные после применения лабораторных приборов во время допросов. В одном из описанных им случаев обследования подозреваемого в убийстве устройство зафиксировало изменение в его пульсе, когда он производил в уме простые математические вычисления. Когда же ему предъявили снимки израненных детей, в том числе и фотографию убитой девочки, устройство не обнаружило никаких изменений в пульсе. Ломброзо сделал вывод о том, что подозреваемый непричастен к убийству, а результаты дальнейшего расследования доказали правоту криминалиста. Описанный случай был первым зафиксированным примером применения «детектора лжи», завершившимся оправдательным приговором.

Эксперимент АиФ.ru: как корреспондент обманывала «детектор лжи» Подробнее

Критика

Идеи Ломброзо в течение ряда лет пользовались широкой популярностью, однако после того, как его ученики выяснили, что 63% итальянских солдат обладают анатомическими особенностями, указывающими, согласно его теории, на преступные наклонности, популярность взглядов Ломброзо стала снижаться. В конечном счёте обследование 3000 заключённых в английских тюрьмах опровергло утверждения Ломброзо.

Известный австрийский и немецкий юрист-криминолог специалист в области международного права Франц фон Лист сумел доказать, что, вопреки утверждению Ломброзо, прирождённый преступник (Homo Delinquens) не существует; не существует ни «преступных мозгов», ни «черепов убийц». Как отмечал Франц фон Лист, «все попытки установления антропологических типов преступников вообще, убийц, поджигателей, фальсификаторов, насильников… мы можем оставить в стороне как методически фальшивые».

Оценивая воззрения Ломброзо, русский юрист А. Ф. Кони отметил, что он «дошел до низведения карательной деятельности государства, до охоты за человеком-зверем». Историк психиатрии Т. И. Юдин считал, что взгляды Ломброзо являются предтечей нацистских теорий о «недочеловеках» — низших расах и что Ломброзо предлагал те же методы борьбы с низшей расой — уничтожение.

Московский анатом профессор Д. Н. Зернов привёл доказательства, что неправильности черепов, на которые ссылался Ломброзо, не являются собственно атавистическими. В диссертации российского и советского анатома В. П. Воробьёва доказана неверность представлений Ломброзо о дегенеративном ухе.

В книге «Оксфордское руководство по психиатрии» (Oxford Textbook of Psychiatry, т. 1, 2-е изд., ) профессора психиатрии М. Гельдер, Д. Гэт и Р. Мэйо, упоминая, что Ломброзо полагал, будто эпилептики совершают преступления гораздо чаще, чем неэпилептики, пришли к выводу со ссылкой на исследования, что такой тесной связи между эпилепсией и преступностью не существует.

Ломброзо: теория врожденного преступника

В своих книгах итальянский врач-психиатр и основатель криминологии утверждал, что анатомические исследования тел уголовников после их смерти показали их физическое отличие от нормальных людей. По его словам, они обладают стигматами (знаками), которые представлены аномального размера черепами и челюстями. Ломброзо даже утверждал, что способен различить тип злоумышленника по его физическим характеристикам. Работа «Преступник» выдержала шесть изданий.

Со временем и под влиянием зятя Гульельмо Ферреро теория Ломброзо была дополнена суждением о том, что социальные факторы также являются причиной правонарушений, и что вся преступность не является врожденной.

Антропологические исследования

Итальянский ученый стал первооткрывателем антропологического направления в уголовном праве и криминологии. Антропологическая теория Чезаре Ломброзо базируется на мнении, что в криминологическую методологию должно входить естествознание, а в центре изучения должна стоять личность преступника.

Первые исследования в этом направлении ученый провел в начале 1860-х годов, когда работал военным врачом и был активным участником кампании по борьбе с бандитизмом на юге Италии. Обширный статистический материал, который собрал Ломброзо, стал очень весомым вкладом в развитие криминальной антропологии, социальной гигиены и зарождающегося тогда понятия социологии преступности. Обобщив полученные эмпирическим путем данные, ученый выявил, что отсталость Южной Италии в плане социально-экономических условий повлекла за собой воспроизводство там психически и анатомически аномального типа людей, разновидности, которая нашла выражение в «человеке преступном». Эта аномальность была выявлена путем психиатрических и антропометрических экспертиз и сделала возможными прогностические оценки динамики преступной эволюции.

Концептуальные подходы итальянского ученого проиллюстрировали проблему ответственности общества, которое воспроизводит преступные элементы. При этом они оспаривали официальные криминологические постулаты, в которых ответственность возлагается исключительно на человека, нарушившего закон.

Ломброзо Чезаре был одним из первых ученых, кто осуществлял систематическое исследование злодеев, опираясь исключительно на антропометрические данные, фиксируемые краниографом. Краниограф — это прибор измеряющий размеры отдельных частей головы и лица. Результаты этих исследований были опубликованы в трактате «Антропология 400 нарушителей», увидевшего свет в 1872 году.

Проблемы с некоторыми из постулатов

Биологические теории Ломброзо страдали от социал-дарвинистского высокомерия. В частности он поддерживал догенетическую концепцию эволюции как «прогресса» от низших форм жизни к высшим вместе с предположением, что более «продвинутые» человеческие черты позволят их носителям жить в иерархическом урбанизированном обществе, сильно отличающемся от условий, в которых человеческие существа эволюционировали.

В попытке предсказать рост преступности по форме черепа и другим физическим характеристикам злоумышленников он фактически создал новую лженауку — судебную френологию. Ломброзо и его единомышленники первыми в мире описали и объяснили разновидность эпилепсии, известную сейчас как дисплазия Тейлора. Однако они использовали свои наблюдения для поддержки научных заблуждений, касающихся взаимосвязи между преступностью, эпилепсией и гениальностью.

Научная деятельность

Разработал формулу, положенную в основу наиболее востребованной в криминологии формулы преступной пораженности. В своей формуле великий основатель антропологического института предлагает средние размеры антропологических признаков осужденных соотносить с количеством несовершеннолетних, употребляющих спиртные напитки. Полученные результат, умноженный на условный показатель «Е» рассматривается как частотный признак универсала. Данная формула позволяла выявить причинность преступности, которая на общем уровне всегда сводилась к длине тех или иных частей тела.

В 1863 году Ломброзо издаёт свою книгу «Гениальность и помешательство» (русский перевод Г. Тетюшиновой, 1885), в которой проводит параллель между великими людьми и помешанными. Вот что пишет сам автор в предисловии книги:

В этой книге Ломброзо делает выводы, практически ставит диагнозы, величайшим представителям человечества. Все знаменитости, о которых писал Ломброзо, были мертвы к моменту написания книги и в силу этого не имели возможности опровергнуть написанное. Нет ни одного свидетельства обращения кого-либо из гениев, описанных Ломброзо в своей книге, к его врачебной помощи или личного знакомства Ломброзо с кем-нибудь из описанных им знаменитостей. Все «диагнозы» психиатр ставит заочно, основываясь исключительно на собственной доверчивости или пристрастии к различным слухам о характерах и привычках великих людей, биографии которых, по самому факту их знаменитости, обрастали всевозможными легендами. Эта книга представляет собой яркий пример превышения врачебных полномочий. Ломброзо в предисловии ссылается на тот факт, что он написал эту книгу, «находясь как бы под влиянием экстаза», но этот факт, соответственно его же собственным теориям, выводам и наблюдениям, ставит его самого на грань превращения из психиатра в пациента.

В своей работе Ломброзо пишет о физическом сходстве гениальных людей с помешанными, о влиянии различных явлений (атмосферных, наследственности и др.) на гениальность и помешательство, приводит примеры, многочисленные свидетельства медицинского характера о наличии у ряда писателей психических отклонений, а также описывает специальные особенности гениальных людей, страдавших в то же время и помешательством.

Эти особенности заключаются в следующем:

В заключении своей книги Ч. Ломброзо, однако, говорит о том, что на основании вышеизложенного нельзя прийти к заключению, что гениальность вообще есть не что иное как умопомешательство. Правда, в бурной и тревожной жизни гениальных людей бывают моменты, когда эти люди представляют сходство с помешанными, и в психической деятельности и других есть немало общих черт — например, усиленная чувствительность, экзальтация, сменяющаяся апатией, оригинальность эстетических произведений и способность к открытиям, бессознательность творчества и сильная рассеянность, злоупотребление спиртными напитками и громадное тщеславие. Между гениальными людьми есть помешанные, и между сумасшедшими — гении. Но было и есть множество гениальных людей, у которых нельзя отыскать ни малейших признаков умопомешательства.

Ломброзо выделил четыре типа преступников: душегуб, вор, насильник и жулик. Причем данная типология по сей день сохраняется.

Труд рассматривает отношение женщин к трём объектам: любви, проституции и преступности. Ломброзо приходит к выводу, что для женщины главным инстинктом является материнство, которое и определяет их поведение в течение жизни.

  • Любовь
    • Любовь у животных
    • Любовь у человека
  • Проституция
    • История проституции
      • Стыд и проституция у диких народов
      • Проституция у исторических народов
    • Врождённые проститутки
    • Случайные проститутки
  • Преступность женщины
    • Преступность женщины
      • Преступность самок в царстве животных
      • Женская преступность у диких и примитивных народов
    • Врождённые преступницы
    • Случайные преступницы
    • Преступницы по страсти
    • Самоубийцы

Психиатрия и проблема гениальности

В 1889 г. Ломброзо опубликовал работу «Гениальный человек», в которой он утверждал, что художественный гений является видом наследственного безумия. Для того чтобы поддержать эту мысль, он начал собирать большую коллекцию «психиатрического искусства». В 1880 г. он опубликовал на эту тему статью, в которой выделил тринадцать типичных черт «искусства душевнобольных». Хотя его критерии считаются сегодня устаревшими, теория Ламброзо вдохновила последующих исследователей, в частности Ганса Принцхорна.

Ломброзо в 1889 г. описал свое отношение к проблеме гения и обычного человека следующим образом. Появление одного великого гения более чем эквивалентно рождению сотен бездарей. Здравый смысл идет по проторенному пути, а гений – никогда. Вот почему толпа, не всегда без причины, готова относиться к великим людям как к лунатикам. Гениальность является одной из многих разновидностей безумия.

Примечания

  1. . www.historymed.ru. Дата обращения: 3 августа 2019.
  2. . Персоналии. psihoanalitik.net. Дата обращения: 7 февраля 2015.
  3. Ломброзо, Полина (Паола) // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.
  4. Юдин Т.И. Очерки истории отечественной психиатрии / Под редакцией Б.Д. Петрова. — Москва: Государственное издательство медицинской литературы «Медгиз», 1951. — 5000 с.
  5. Чавкин С. Похитители разума. Психохирургия и контроль над деятельностью мозга / Перевод с английского С. Пономаренко, И. Гавриленко. Под общей редакцией и с предисловием доктора юридических наук И. Б. Михайловской. — М.: Прогресс, 1982.
  6. Гельдер М., Гэт Д., Мейо Р. Оксфордское руководство по психиатрии: Пер. с англ. — Киев: Сфера, 1999. — Т. 1. — 300 с. — 1000 экз. — ISBN 966-7267-70-9, 966-7267-73-3.

Спиритизм

Позже Ломброзо начал исследовать медиумизм . Первоначально он был настроен скептически, но позже стал сторонником спиритизма . Как атеист Ломброзо обсуждает свои взгляды на паранормальные явления и спиритизм в своей книге « После смерти — Что?» (1909), в котором он верил в существование духов и утверждал, что медиум Эусапия Палладино был подлинным. Статья «Выйти из Евсапии!» была опубликована в British Medical Journal 9 ноября 1895 года. В статье ставилась под сомнение научная законность Общества психических исследований для исследования Палладино, медиума, который имел репутацию мошенника и самозванца и был удивлен тем, что Палладино обманул Ломброзо. .

Антрополог Эдвард Клодд писал: « проглотил жребий залпом, от стука по столу до материализации умерших, духовных фотографий и духовных голосов; каждая история, старая или новая, как из диких, так и из цивилизованных источников, подтверждая его волю верить . » Дочь Ломброзо Джина Ферреро писала, что в последние годы своей жизни Ломброзо страдал атеросклерозом, и его психическое и физическое здоровье было подорвано. Скептик Джозеф МакКейб писал, что из-за этого неудивительно, что Палладино удалось обмануть Ломброзо, заставив поверить в спиритизм с помощью своих уловок.