Поля смерти в камбодже: страшная правда о кровавой диктатуре (16 фото)

Всех без разбора

Все началось с возрождения в Советском Союзе паспортной системы, отмененной после революции 1917 года. Руководство большевиков намеренно отказалось тогда от паспортов как средства контроля за передвижениями населения внутри страны. Считалось, что советский человек может жить и работать, где посчитает необходимым.

Аркадий Шайхет/МАММ/МДФ/russiainphoto.ru

На деле же получилось, что массы крестьян, испытав на себе все тяготы советской экономической политики (борьба с зажиточным крестьянством и частной собственностью, создание коллективных хозяйств и т.д.), потянулись в города в поисках лучшей жизни. Это в свою очередь создало там острый дефицит свободной недвижимости, столь необходимой для размещения главной опоры власти — пролетариата.

Именно рабочие стали основной массой населения, которой с конца 1932 года начали активно выдавать паспорта. Крестьянство (за редким исключением) на них право не имело (вплоть до 1974 года!).

Вместе с введением паспортной системы в крупных городах страны проводилась зачистка от «нелегалов», не имевших документов, а следовательно и права там находиться. Кроме крестьян задерживали всякого рода «антисоветские» и «деклассированные элементы». К ним принадлежали спекулянты, бродяги, нищие, попрошайки, проститутки, бывшие священники и другие категории населения, не занятые в общественно полезном труде. Их собственность (если таковая имелась) реквизировалась, а сами они отправлялись в специальные поселения в Сибирь, где могли бы трудиться на благо государства.

МАММ/МДФ/russiainphoto.ru

Руководство страны полагало, что убивает тем самым двух зайцев. С одной стороны, очищает города от чужеродных и враждебных элементов, с другой — заселяет почти безлюдную Сибирь.

Сотрудники милиции и службы государственной безопасности ОГПУ столь рьяно вели паспортные облавы, что, не церемонясь, задерживали на улице даже тех, кто получил паспорта, но в момент проверки не имел их на руках. В числе «нарушителей» мог быть студент, направлявшийся в гости к родственникам, или водитель автобуса, вышедший из дома за сигаретами. Арестовали даже начальника одного из отделений московской милиции и обоих сыновей прокурора города Томска. Отцу удалось их быстро вызволить, но далеко не у всех взятых по ошибке нашлись высокопоставленные родственники.

Тщательных проверок «нарушителям паспортного режима» не устраивали. Практически сразу их признавали виновными и готовили к отправке на трудовые поселения на восток страны. Особый трагизм ситуации добавлял тот факт, что вместе с ними в Сибирь отправляли и уголовников-рецидивистов, подлежащих депортации в связи с разгрузкой мест заключения в европейской части СССР.

Почему осужденные – лицо диктатуры

В те годы виднейшим деятелем «Демократической Кампучии» был Нуон Чеа — один из двух деятелей, осужденных трибуналом 16 ноября. Выходец из партизанского движения, в государстве «красных кхмеров» он именовался «вторым братом» (после самого Пол Пота).

Около двух лет Нуон Чеа руководил «тюрьмой безопасности» S-21, ставшей одним из символов жестокости режима.

«Второй брат» режима Нуон Чеа / Фото ЕРА

Как указывает The Guardian, допросы и казни в ней осуществлялись по прямому указанию высших руководителей страны, включая самого Нуон Чеа. «Установлено, что заключенных приводили в комнаты для допросов в наручниках и с завязанными глазами, а их ноги приковывали», — цитирует британское издание обвинительное заключение Чрезвычайных палат в судах Камбоджи. Методы допроса включали «избиение палками, камнями, электрическими проводами и кнутами, пытки электричеством, удушение, вырывание ногтей на руках и ногах».

Методы допроса включали избиение палками, камнями, электрическими проводами и кнутами, пытки электричеством, удушение

После падения режима «красных кхмеров» в 1979 году Нуон Чеа оставался их лидером, годами возглавляя остатки «партизанского» движения на западе страны. Как ни парадоксально, когда в 1998 году Нуон Чеа сдался властям, с ним заключили сделку и позволили свободно жить в Камбодже вплоть до ареста в 2007 году, уже в рамках деятельности специального трибунала, напоминает CNN.

На суде он признал свою «моральную ответственность» за события 1975-1979 годов, однако заявил, что считает себя «невиновным». «Политика и план коммунистической партии Кампучии подразумевали лишь одну цель: освободить страну от колонизации, империализма, эксплуатации, крайней нищеты и вторжения соседних стран», — цитирует CNN последнее слово 92-летнего Нуон Чеа на заседании трибунала 16 ноября.

Не менее заметным в рядах «красных кхмеров» был и второй осужденный чиновник — Кхиеу Сампхан. Как Пол Пот и многие другие руководители режима, он получил образование в Париже, однако в родной стране способствовал внедрению не европейских, а диктаторских и жестоких практик.

Идеолог «красных кхмеров» Кхиеу Сампхан / Фото ЕРА

Кхиеу Сампхан стал главным идеологом режима, занимая пост председателя президиума «Демократической Кампучии» (формального главы государства). «Нам надо подавить тягу интеллигенции к западному образу жизни. Интеллигенции как таковой вообще быть не должно. Её представители будут заниматься общественным трудом, жить совместно и учиться у народа», — заявлял он, стоя у истоков физического истребления представителей интеллигенции.

Нам надо подавить тягу интеллигенции к западному образу жизни

Суд признал, что Кхиеу Сампхан «поощрял, подстрекал и узаконил» государственную политику, которая привела к смертям сотен тысяч людей в Камбодже.

В ходе заседаний специального трибунала 87-летний Кхиеу Сампхан признавал, что испытывает угрызения совести за их гибель, однако не раз заявлял о том, что он был лишь номинальным руководителем, не имеющий влияния на политику «красных кхмеров», отмечает The Guardian.

Культура и общество

Придворные дамы короля Сисовата I , конец 1800-х годов.

Кхмерские танцоры в Ангкор-Вате, 1920-е годы.

Культура этнических кхмеров довольно однородна во всем их географическом ареале. Региональные диалекты существуют, но взаимно понятны. Стандарт основан на диалекте, на котором говорят на , регионе, охватываемом северо-западными и центральными провинциями. Разновидности кхмерского языка, на которых говорят в этом регионе, являются репрезентативными для речи большинства населения. В Пномпене развился уникальный и сразу узнаваемый диалект, который из-за статуса города как национальной столицы незначительно пострадал от недавнего французского и вьетнамского влияния.

Другие диалекты — это северный кхмерский диалект , который кхмеры называют кхмерским сурином, на котором говорят более миллиона кхмеров, уроженцев Северо-Восточного Таиланда ; и кхмерский кром, на котором говорят миллионы кхмеров, родившихся в районах дельты Меконга во Вьетнаме, прилегающих к Камбодже, и их потомки за границей. На малоизученном диалекте, известном как западный кхмерский или кардамоновый кхмерский, говорит небольшое изолированное население горного хребта Кардамон, простирающегося от Камбоджи до восточной части Центрального Таиланда. Хотя он мало изучен, он уникален тем, что поддерживает определенную систему вокального регистра , которая почти исчезла в других диалектах современного кхмерского языка.

Современные кхмеры четко отождествляют свою этническую принадлежность со своими религиозными верованиями и практиками, которые сочетают в себе принципы буддизма Тхеравады с элементами местного поклонения духу предков, анимизма и шаманизма. Большинство камбоджийцев, независимо от того, являются ли они буддистами (или мусульманами), верят в богатый сверхъестественный мир. Считается, что существует несколько типов сверхъестественных существ; они заявляют о себе посредством необъяснимых звуков или происшествий. Среди этих явлений — кмаоч ខ្មោច (призраки), прет ប្រែ ត ( принимает множество форм в зависимости от их наказаний) и бейсах បិសាច (монстры) ; арак អារក្ស (злые духи, бесы), АХП krasue , Neak та អ្នក តា (опекунского дух или юридическое лицо , проживающего в неодушевленные предметы; земля, вода, деревья и т.д.), chomneang / mneang phteah ជំនាងផ្ទះ / ម្នាង ផ ្ ទះ (дом опекуны), MEBA មេបា (духи предков) и mrenh kongveal ម្រេញគង្វាល (маленькие озорные духи- хранители, одетые в красное). Ко всем духам нужно относиться с должным уважением, и, за исключением mneang phteah и mrenh kongveal , они могут вызвать неприятности, начиная от шалостей и заканчивая серьезными опасными для жизни болезнями.

Большинство камбоджийцев живут в сельских деревнях либо выращивают рис, либо занимаются рыбной ловлей. Их жизнь вращается вокруг Вата (храма) и различных буддийских церемоний в течение года. Однако, если камбоджийцы заболевают, они часто видят кру кхмае (шамана / целителя), который, по их мнению, может диагностировать, какой из многих духов вызвал болезнь, и рекомендовать курс действий, чтобы умилостивить оскорбленного духа, тем самым вылечив болезнь. . KRU khmae также узнал травы знания и часто стремился подготовить различное «лекарство» и зелье или для магической татуировки , все считали , наделить один с особым мастерством и отогнать злые духи или общего невезения

Кхмерские верования также сильно зависят от астрологии , пережитка индуизма. С гадалкой, которую на кхмерском языке называют hao-ra (астрологи) или крутией , часто консультируют перед важными событиями, такими как выбор супруга, начало важного путешествия или делового предприятия, установка даты свадьбы и определение подходящего места для строительства

новые конструкции.

В течение года в Камбодже отмечают множество праздников, в основном религиозного или духовного характера, некоторые из которых также отмечаются как государственные праздники . Двумя наиболее важными из них являются Чол Чнам ( камбоджийский Новый год ) и Пчум Бен («День предков»). Камбоджийский буддийский календарь разделен на 12 месяцев, при этом традиционный новый год начинается в первый день кхае чает , который совпадает с первым новолунием апреля по западному календарю. Современное празднование приурочено к 13 апреля.

Камбоджийская культура повлияла на тайскую и лаосскую культуры и наоборот. Многие кхмерские заимствования встречаются в тайском и лаосском языках , а многие лаосские и тайские заимствования — в кхмерском. В тайских и Лаосе алфавиты также получены из сценария кхмеров .

Кого и за что осудили

Вердикт, облетевший ленты мировых СМИ, был вынесен Чрезвычайными палатами в судах Камбоджи – это особый трибунал, созданный при содействии ООН в 2006 году специально для расследования преступлений «красных кхмеров».

Это коммунистическое движение удерживало власть в Камбодже в 1975-1979 годах и установило один из самых жестоких диктаторских режимов ХХ столетия. Его считают ответственным за гибель более 1,7 млн человек – пятой части населения страны.

В пятницу, 16 ноября 2018 года, десятки родственников погибших заполнили судебный зал в Пномпене, столице Камбоджи, пишет The Guardian. В их присутствии специальный трибунал принял наиболее значимое решение за 12 лет своей работы: обвинительные приговоры услышали самые высокопоставленные руководители «красных кхмеров» из тех, кто остался в живых (лидер диктатуры Пол Пот умер в 1998 году).

К процессу было приковано внимание СМИ всего мира / Фото ЕРА

Это 92-летний Нуон Чеа – второй человек после Пола Пот и главный идеолог режима, а также 87-летнй Кхиеу Сампхан, занимавший формальную должность главы государства («председателя президиума») в годы правления «красных кхмеров».

Оба они были признаны виновными в геноциде вьетнамцев в Камбодже (а Нуон Чеа – еще и в геноциде народности «тямов»), а также в массовых убийствах и истреблениях, депортациях, порабощении, пытках камбоджийцев, в преследованиях их по политическим, религиозным и расовым признакам и других бесчеловечных преступлениях.

Нуон Чеа и Кхиеу Сампхан приговорены к пожизненному заключению, хотя с практической точки зрения вердикт мало что изменит для преступников. Оба они уже отбывают такое же наказание: в 2014 год их признали виновными в преступлениях против человечности и нарушениях Женевской конвенции 1949 года (о защите гражданского населения во время войны), за что также осудили пожизненно.

Однако приговор не включал в себя обвинения в геноциде. Кроме того, лишь нынешний вердикт в полной мере отражает масштабы преступлений «красных кхмеров».

Представители этнических меньшинств, чьи предки стали жертвами чисток в 1975-1979 годах, ждут своей очереди в зал суда 16 ноября 2018 года / Фото ЕРА

Кампучия: из колонии — в самостоятельное государство

Гражданская война в Камбодже в глобальном плане стала составной частью борьбы коммунистических сил, при поддержке СССР и Китая, за власть в странах бывшего Французского Индокитая. Монархи Кампучии ещё во второй половине 19-го века добровольно перешли под протекторат европейцев на фоне затяжного конфликта с Сиамом. За несколько десятилетий колониальная администрация шаг за шагом ограничивала королевскую власть — уже к концу столетия король оставался лишь главой буддистского духовенства.

Тем не менее уже в начале 20-го века французы начали вводить в Камбодже элементы парламентаризма, что привело к росту числа политических группировок, в числе которых особое место занимала Коммунистическая партия Индокитая, появившаяся в 1930-е годы. Ведя подпольную борьбу против европейских колонизаторов, левые активно агитировали среди рабочих и крестьян Вьетнама и Камбоджи, что приводило к частым стачкам на заводах и железнодорожных путях и восстаниям в деревнях.

Вторая мировая война и японская оккупация усилили партизанское движение, которое так или иначе было связано с коммунистами. Именно их подрывная деятельность заставила французов, не имевших сил и ресурсов контролировать колонию, начать процесс предоставления Камбодже независимости. Однако европейцы не хотели, чтобы большинство в парламенте заняли левые силы, поэтому они активно продвигали идею вступления страны во Французский союз — аналог британского Содружества, возникшего на бывших колониальных территориях.

Именно в этот момент в стране могла случиться настоящая гражданская война, поскольку коммунисты решительно отвергли предложение французов и начали формировать партизанские силы на территории Таиланда. Лишь политическая воля короля Нородома Сианука, который в 1953 году ввёл в стране чрезвычайное положение и объявил подданным о стремлении получить полную независимость от бывшей метрополии, позволила избежать кровопролития. Началась история самостоятельной Камбоджи.

Попытки реформ

Мирная жизнь продолжалась всего 15 лет. За это время Сианук попытался провести в стране довольно интересный эксперимент — при фактической монархии он объединил вокруг себя леволиберальные и социал-демократические силы и попытался реализовать программу реформ, призванную стимулировать развитие внутренних капиталов и повысить качество жизни населения. При этом лидер Камбоджи завязал дипломатические отношения как с СССР, так и с США, тяготея при этом к коммунистам.


Мао Цзэдун и Нородом Сианук. (wikipedia.org)

При этом недовольны королём были как радикальные левые, некоторые из которых стремились создать подлинное коммунистическое общество и оставались в лесах, так и правые, видевшие главный политический вектор развития страны в опоре на блок западных демократических государств. Конфликт внутри государства усугубился после начала войны во Вьетнаме и прихода американского контингента войск в Индокитай. В 1965 году король Сианук разорвал дипломатические отношения с Соединёнными Штатами и позволил вьетнамским коммунистам организовать на своих приграничных территориях военные базы, которые активно использовались Вьетконгом и армией Северного Вьетнама.

В то же время, несмотря на поддержку Вьетнама королём, камбоджийские коммунисты готовились к выступлению против правительства, активно взаимодействуя со своими вьетнамскими товарищами. Более того, в недрах «Партии трудящихся Кампучии» постепенно шло перераспределение ролей, и на всё более видные позиции выдвигался Салот Сар, в 1963 году ставший генсеком организации. Его взгляды на то, каким должен быть лидер страны и по какому пути эту страну следует вести, относились к маоизму и сталинизму, поэтому, несмотря на общие цели с северовьетнамскими товарищами, между ними часто возникали недопонимания и размолвки по идеологическим причинам.


Пол Пот. (n-tv.de)

Прелюдией к разразившейся в 1970 году гражданской войне стало крестьянское восстание в провинции Баттамбанг. Именно здесь камбо джийские коммунисты вели сре ди населения наиболее активную пропаганду, которая прекрасно легла на уже подготовленную почву — люди были недовольны появлением беженцев из Южного Вьетнама, что усугубило проблему малоземелья. В 1967 году партизаны и поддержавшие их крестьяне выступили против правительства и столкнулись с регулярной армией Камбоджи. Однако в то время сила коммунистов была ещё не столь велика, чтобы бороться с центральными властями, поэтому спустя полгода восстание было подавлено. Тем не менее выступления в Баттамбанге вызвали в других частях страны похожие акции, очаги недовольства с каждым месяцем разгорались всё с новой силой. Камбоджийская правительственная пресса писала в 1968 году: «…совершенно очевидно, что действия повстанцев хорошо скоординированы, везде они выступают одновременно, атакуют деревни, где, по их сведениям, имеется «симпатизирующее им население»».

Скромный учитель

Точная дата рождения камбоджийского Гитлера неизвестна до сих пор: диктатор сумел окутать свою фигуру завесой тайны и переписал собственную биографию. Историки сходятся на том, что он появился на свет в 1925 году.

Сам Пол Пот рассказывал, что его родители были простыми крестьянами (это считалось почетным) и он был одним из восьмерых детей. Однако на самом деле его семья занимала достаточно высокое положение во властной структуре Камбоджи. Впоследствии старший брат Пол Пота стал высокопоставленным чиновником, а двоюродная сестра – наложницей короля Монивонга.

Стоит сразу оговориться, что имя, под которым диктатор вошел в историю, не является его настоящим именем. Отец назвал его при рождении Салот Сар. И только много лет спустя будущий диктатор взял себе псевдоним Пол Пот, представляющий собой сокращенный вариант французского выражения «politique potentielle», которое буквально переводится как «политика возможного».

Маленький Сар рос при буддийском монастыре, а затем, в возрасте 10 лет, был отдан в католическую школу. В 1947 году благодаря протекции сестры его отправили учиться во Францию (Камбоджа была колонией Франции). Там Салот Сар увлекся левой идеологией и познакомился с будущими соратниками Иенг Сари и Кхиеу Самфаном. В 1952 году Сар вступил в Коммунистическую партию Франции. Правда, к тому времени камбоджиец совершенно забросил учебу, вследствие чего был отчислен и вынужден был вернуться на родину.

Внутриполитическая обстановка в Камбоджи тех лет была непростой. В 1953 году страна получила независимость от Франции. Европейские колонизаторы не могли больше держать в своих руках Азию, однако и покидать ее не собирались. Когда к власти пришел наследный принц Сианук, он разорвал отношения с США и попытался установить крепкие связи с коммунистическим Китаем и просоветским Северным Вьетнамом. Причиной для разрыва отношений с Америкой стали постоянные вторжения на территорию Камбоджи американских военных, которые преследовали или искали северовьетнамских бойцов. США учли данные претензии и пообещали больше не заходить на территорию соседнего государства. Но Сианук вместо того, чтобы принять извинения Штатов, решил пойти еще дальше и разрешил войскам Северного Вьетнама базироваться в Камбодже. В кратчайшие сроки часть северовьетнамской армии фактически «переехала» к соседям, оказавшись недоступной для американцев, что вызвало огромное неудовольствие США.

От такой политики сильно пострадало местное население Камбоджи. Постоянные перемещения иностранных войск наносили ущерб сельскому хозяйству и просто раздражали. Недовольство крестьян вызывало и то, что и без того скромные запасы зерна выкупались правительственными силами в несколько раз дешевле рыночной стоимости. Все это привело к значительному усилению коммунистического подполья, в которое входила организация «Красные кхмеры». Именно к ней присоединился Салот Сар, который после возвращения из Франции подрабатывал учителем в школе. Пользуясь своим положением, он умело внедрял коммунистические идеи в среде собственных учеников.

Символика

Флаг Коммунистической партии Кампучии, использовавшийся движением со времён партизанской борьбы 1950-х гг. и до начала 1980-х.

Флаг Демократической Кампучии, также — неофициальный флаг камбоджийских партизан с 1950-х гг. На флаге изображён Ангкор-Ват.

Красные кхмеры использовали с 1950-х гг. с различными вариациями красный флаг, на котором были изображены либо серп и молот (в центре флага), либо золотой силуэт храма Ангкор-Ват. Во многих публикациях и даже кинохудожественных произведениях повторяется ошибка, когда флаг движения MONATIO, запечатлённый на широко известных кадрах вступления красных кхмеров в Пномпень, принимается за символику красных кхмеров.

Народная республика Кампучия, основанная перешедшими на сторону Вьетнама бывшими «красными кхмерами», использовала их же флаг с модифицированным (геометрически упрощённым) силуэтом Ангкор-Вата.

Мотыгой по очкам

Свадьба красных кхмеров

Едва придя к власти, Пол Пот отменил деньги, религию, частную собственность, длинные женские волосы (как слишком негигиеничные и буржуазные), образование, книги, любовь, семейные обеды, разнообразие в одежде и медицину. Все это было сочтено чуждыми истинно кампучийскому духу явлениями. И «апрельские люди», и прогрессивные крестьяне и рабочие, и кхмерские солдаты, и члены правительства должны были носить одинаковые черные хлопковые костюмы — брюки и рубашку.

Между мужской и женской одеждой разницы не было. Кормились все сообща за длинными столами, так как Пол Пот лично настаивал, что традиции семейных обедов — это буржуазная церемония, рассадник затхлых мещанских идей. В брак вступали по приказанию начальства, которое и составляло подходящие пары по своему вкусу. Медиками назначали подростков из числа военных. Так как медикаментов все равно не было, а производить их в Камбодже не умели, то дан был приказ ориентироваться на «давние традиции народной медицины». Конечно, первое время в стране имелись врачи, учителя и даже недобитые инженеры, но интеллигенцию Пол Пот ненавидел с совершенно звериной страстью, ее даже не причисляли к «людям апреля».

Это были официальные враги, которым запрещено было жениться и рожать детей, их использовали на самых тяжелых работах, а тех, кто был слишком слаб или болен, забивали особенно рьяно. Тем из врачей, кто все же сумел выжить, категорически запрещено было заниматься лечением. Книги во многих поселениях были под полным запретом. Страшно преследовалось и ношение очков — надеть стеклышки на глаза было равносильно признанию, что ты тайный книгочей, практикующий крамольные мысли.

Убить человека, подозреваемого в том, что он скрывает свою образованность, можно было даже без согласования с начальством. Единственное, что строго запрещалось, так это тратить на такую дрянь ценные патроны, поэтому юные кхмеры должны были учиться проламывать головы мотыгами и дубинками. Детей в возрасте 5—6 лет забирали у родителей и отправляли в отдельные детские поселения, где они учились сельскому труду, боевым действиям в условиях джунглей и революционным речевкам. В 11 лет их призывали в армию.

«Смерть-остров»

Аркадий Шайхет/МАММ/МДФ/russiainphoto.ru

Широко известной стала печальная история одной из первых партий этих вынужденных спецпереселенцев, известная как Назинская трагедия.

Более шести тысяч человек высадили в мае 1933 года с барж на небольшом безлюдном острове на реке Обь недалеко от деревни Назино в Сибири. Он должен был стать их временным пристанищем, пока решались вопросы с их новым постоянным местом жительства в спецпоселениях, поскольку те оказались не готовы принять такое большое количество репрессированных.

Люди были одеты прямо в том, в чем их задерживала милиция на улицах Москвы и Ленинграда (Санкт-Петербург). У них не было ни постельных принадлежностей, ни каких-либо инструментов, чтобы соорудить себе временное жилище.

Государственный исторический музей Южного Урала/russiainphoto.ru

На второй день поднялся ветер, а затем ударил мороз, который вскоре сменился дождем. Беззащитные перед капризами природы, репрессированные могли только сидеть перед кострами или бродить по острову в поисках коры и мха — о пропитании для них никто не позаботился. Лишь на четвертые сутки им привезли ржаную муку, которую раздавали по несколько сотен грамм на человека. Получив эти крохи, люди бежали к реке, где разводили муку в шапках, портянках, пиджаках и штанах, чтобы побыстрее съесть это подобие каши.

Счет смертей среди спецпереселенцев стремительно шел на сотни. Голодные и замерзшие, они либо засыпали прямо у костров и сгорали заживо, либо умирали от истощения. Количество жертв росло и из-за жестокости некоторых охранников, избивавших людей прикладами винтовок. Сбежать с «острова смерти» было невозможно — он был окружен пулеметными расчетами, без промедления расстреливавшими тех, кто пытался.

Ужас, которому имени нет

В то самое время, когда танки ПТ-76 врывались на улицы Сайгона, а отчаявшиеся беженцы штурмовали последние американские вертолёты, в столицу Камбоджи Пномпень вошли отряды красных кхмеров в своих фирменных красно-белых шарфах.

Расписывать ещё раз начавшиеся после этого ужасы смысла нет. Я остановлюсь лишь на нескольких моментах.

Во-первых, всё население страны согнали выращивать рис. Кто не выращивал рис — охранял тех, кто его выращивал, или же командовал ими.

А почему рис? В Китае на фоне урбанизации случились свои безумные эксперименты —культурная революция». Как водится, пока толпыхунвэйбинов» бегали с лозунгами убиватьреакционеров» и сжигали древние книги какфеодальный мусор», сельское хозяйство пришло в упадок.

С едой в маоистском Китае стало как-то совсем грустно — не помогла даже массовая отправка горожан наперевоспитание» растить рис.

Покупать еду из-за всё тех же экспериментов было особо не на что. Сателлитов — Камбоджа да Албания, причём Албания сугубо радисделать гадость русским и югославам». Вот в Пекине и решили стрясти с камбоджийских товарищей побольше риса за помощь с поставками оружия.

Со всем маоистским радикализмом.

Во-вторых,цивилизованное мировое сообщество» было в Камбодже на стороне… красных кхмеров. Ведь они — союзники Китая и враги просоветского Вьетнама. А значит — прекрасные люди и почти чтонаши собачьи сыны». Ну, а то, что это самый чудовищный режим на планете — так ведь Realpolitik(«реальная политика», прагматический образ действий, не ориентирующийся на идеологические сходства и различия. — Прим. ред.), ничего личного.

Кстати, после разгрома красных кхмеров вьетнамцами, США и Франция долго и упорно поддерживали их партизанщину в джунглях и держали место Камбоджи в ООН за полпотовцами. В западной прессе писали проникновенные статьи о героическом сопротивлении отважных идеалистов-кхмеров мерзким вьетнамским оккупантам. Поговаривали, что отряды красных кхмеров прямо в этих самых джунглях учили бойцы британской SAS и прочие прекрасные паладинысвободного мира».

В третьих, началась резня живших в Камбодже вьетнамцев. Уничтожали практически всех, кто не успел сбежать. Провьетнамских коммунистов, которые доминировали в повстанческом движении до американских бомбардировок, тоже истребили.

Резнёй на своей территории дело не ограничилось. Практически сразу после захвата Пномпеня отряды красных кхмеров стали устраивать рейды на вьетнамскую территорию — с прямой и откровенной целью геноцида. Они с жуткой жестокостью вырезали целые деревни и городки. Уже в мае 1975 года полпотовцы захватили вьетнамский остров Тхотю, часть населения уничтожили на месте, а 515 человек угнали на территорию Камбоджи, где впоследствии также казнили.

Пока у власти были красные кхмеры, такие набеги происходили постоянно.

Апофеозом стала резня в деревне Батюк в апреле 1978 года. Тогда полпотовцы вырезали 3157 человек. Спаслись только двое.

Только тогда во Вьетнаме окончательно решили, что с этим пора кончать — быстро и жёстко.

Красные кхмеры еще с нами?

Как ни странно, но нашлось немало камбоджийцев, которых вполне устраивало такое положение дел. Легко жить, когда не надо ни о чем задумываться, тяжкая ноша свободы выбора снята с твоих плеч, а ты знай расчищай тростник да пой про священную ненависть трудящихся…

Так что когда вьетнамцы изгнали Пол Пота с красными кхмерами с большей части Камбоджи, заперев их в глухих горных районах, не меньше ста тысяч крестьян ушли следом. Почти двадцать лет кхмеры не сдавались. Кампучия, опять ставшая Камбоджей, давно жила в любви и дружбе с большинством своих врагов, США постепенно интегрировали ее в мировую экономику, на трон сел увлекающийся балетом потомок Сианука, политические партии стали сменять друг друга у руля, а красные кхмеры все маршировали у костров с речевками и совершали боевые вылазки на территорию рабов империализма…

Противостояние длилось до 1998 года, когда больной и старый Пол Пот окончательно выпустил из рук бразды правления. Красные кхмеры сами арестовали своего бывшего лидера и судили — правда, присудили всего лишь к домашнему аресту. Но значения это уже не имело, так как 16 апреля 1998 Пол Пот умер. За несколько месяцев до смерти он успел дать интервью для гонконгского журнала Far Eastern Economic Review , где сказал, что «все, что он делал, он делал из любви и жалости к людям», и категорически отказался признать вину в геноциде своего народа, напирая на то, что все это выдумки врагов. После его смерти организация кхмеров рассыпалась окончательно. Бывших красных кхмеров, кроме совсем уж одиозных персонажей, особо не преследуют, некоторые из них сегодня даже занимают вполне высокие государственные посты.

По негласному общественному договору, пожалуй, всех жителей Кампучии решено не устраивать шумных процессов над таким еще недавним и болезненным прошлым.

Фото: Getty Images

Материал опубликован на сайте